Руководство по управлению космическим кораблём Земля



Основные предрасположенности

Я в восторге от выдающейся и иногда очень уместной изобретательности человека. Если вы терпите кораблекрушение и все спасательные лодки уже отбыли, крышка от фортепиано, способная удержать вас на плаву, совершенно случайно может спасти вам жизнь. Но речь вовсе не о том, чтобы начать производить спасательные круги в форме крышек от пианино. Я думаю, что мы хватаемся за великое множество таких вот крышек от фортепиано, принимая случайно использованные вчера приспособления как единственно подходящий «спасательный круг» для решения возникшей проблемы. Наш разум имеет дело только с особыми случаями или опытом. Он обладает исключительной способностью – распознавать общие принципы действий без каких-либо исключений в каждой, даже самой особенной ситуации. Если такая ситуация была замечена и преодолена, она послужит примером действий в подобных ситуациях в будущем.

Поскольку наши спонтанные действия или инициативы периодически срываются, очень часто неумышленно, в раннем детстве мы не стремимся тратить время на осмысление нашего скрытого потенциала. Нам гораздо легче, в социальном плане, быть ограниченными и недальновидными, оставляя право, прежде всего, политикам, решать глобальные вопросы. Используя эту способность и во взрослой жизни, мы размышляем примерно следующим образом: я «включу» свою детскую недальновидность, чтобы противостоять как можно большему количеству проблем, стараясь дистанцироваться от них насколько это возможно. Однако такой ход мыслей далеко нас не уведѐт.

Тренируясь в военно-морской академии США и получая практический опыт в весьма эффективном умении ориентироваться по звѐздам, пилотировании, баллистике и материально-техническом обеспечении, а также знания о происхождении и формировании науки, обеспечивавшей наше военно-морское превосходство в прошлом и предварявшей появление современной общей теории систем, я вспомнил, как в 1927 году я начал постепенно исследовать возможности составления наиболее точных прогнозов дальнейшего развития всего человечества. Насколько успешно и точно мы можем спрогнозировать появление новых физических способностей, которые предполагаются процессом эволюции и которые можно выявить,используя доступные нам данные. Рассуждая подобным образом, я пришѐл к выводу, что реально делать достаточно точное прогнозирование на ближайшие двадцать-двадцать пять лет. Это примерно одно поколение технических изобретений. В среднем, срок годности любого инструмента составляет не больше двадцати пяти лет. После этого уже изношенный и не такой прочный металл используется повторно для новых, чаще всего менее значительных целей. Во всяком случае, в 1927 году я составил прогноз. Большинство моих предсказаний сбылось до 1952 года, т.е. в течение ближайшей четверти века. Однако некоторые из них происходили вплоть до 1977 года.

В 1927 году, когда у людей появился шанс спросить меня о моих прогнозах, и я отвечал на их вопросы о возможных событиях в 50-е, 60, 70-е годы, люди обычно отвечали мне «Как интересно! Видимо, вы опережаете своѐ время на тысячи лет». Изучая бесконечные малые приращения (increments), с помощью которых мы можем мыслить в перспективе, я был поражѐн, с какой лѐгкостью часть общества могла бы мыслить на тысячу лет вперѐд, в то время как мне удавалось предвидеть только одну сороковую этого временного периода.

Прошло то время, когда поражались тому, что я могу делать прогноз на сто лет вперѐд. Теперь они говорят мне, что я со своими предсказаниями лишь ненамного опережаю ход реальных событий. Но мне известна эта общественная реакция на что-то неведомое, а также непринуждѐнность, с которой общество воспринимает трансформацию реальности как естественный процесс, нечто ожидаемое и очевидное. Таким образом, я не был удивлѐн тому, что их сегодняшние наблюдения возможны только благодаря эволюции, которую я предсказал, и которая произошла согласно расписанию...

Электронная версия книги предоставлена исключительно для ознакомления. Если Вам понравилось содержание книги купите её поддержав автора!

«С точки зрения молодости жизнь есть бесконечно долгое будущее, с точки зрения старости — очень короткое прошлое»

Артур Шопенгауэр