Обратный эффект



Многие исследования доказывают, что факты укрепляют в нас веру в собственные убеждения… даже если эти убеждения ошибочные

Если служба новостей дорожит своей репутацией, она должна публиковать поправки и уточнения. Но любая поправка может усилить неприятие фактов читателем. Психологический механизм отторжения истин, которые нам пытаются навязать как неоспоримые, — один из самых важных в человеческом поведении.

В 2006 году политологи Брендан Нихан и Джейсон Рейфлер из Мичиганского университета и университета штата Джорджия провели эксперимент: написали ряд новостных статей о самых больных местах американской политики. Первый вариант статьи выдавал за чистую монету широко распространенные в США заблуждения. Второй их исправлял, цитируя реальные факты. К примеру, первый вариант одной из статей уверял, что США нашли оружие массового поражения в Ираке. Во втором варианте говорилось, что ОМП в Ираке обнаружено не было.

Антивоенно настроенные испытуемые-демократы отрицательно относились к первому варианту статьи и положительно ко второму. С патриотически настроенными республиканцами все обстояло в точности наоборот. Ничего удивительного здесь нет, но интересно, как именно республиканцы реагировали на второй вариант статьи. Прочитав, что оружия массового поражения в Ираке найдено не было, испытуемый-консерватор становился лишь более уверенным в том, что на самом деле оружие массового поражения в Ираке нашли, и что его политические убеждения являются верными.

Эксперимент повторили с другими больными темами: медицинское использование стволовых клеток, налоговая реформа. В каждом случае статья с поправками только удваивала силу заблуждений испытуемых, если поправки шли вразрез с их политическими взглядами. Люди из консервативной и либеральной партии читали одни и те же статьи и одни и те же уточнения — и когда новые факты начинали угрожать их мировоззрению, они их агрессивно отторгали. Поправки вызвали у испытуемых эффект, обратный желаемому.

Как только какие-то сведения об окружающем мире становятся частью вашей системы взглядов, вы принимаетесь их защищать. Это происходит инстинктивно, на подсознательном уровне. Ваш идеологический щит поднят и тогда, когда вы сами ищете новую информацию, и тогда, когда вам эту информацию навязывают. В любом случае вы встаете на защиту своих убеждений вместо того, чтобы их пересматривать. Когда вам пытаются раскрыть на что-то глаза, это вызывает обратный эффект, усиливающий ваши убеждения. Со временем обратный эффект начисто убивает скептицизм и личные взгляды становятся для вас единственно верными и правильными.

Королева Рейгана

В 1976 году Рональд Рейган во время своей первой, неудачной президентской кампании часто рассказывал историю о женщине из Чикаго, обманывавшей американские социальные службы. По словам Рейгана, у женщины было 80 фамилий, 30 адресов и 12 карт социального страхования, которые она использовала, чтобы получать продуктовые талоны, деньги от государственной программы медицинской помощи и пособия для четырех несуществующих мужей-ветеранов.

Рейган утверждал, что женщина нигде не работала, ездила на «Кадиллаке» и не платила налогов. Будущий 40-й президент США рассказывал об этой женщине снова и снова. История всякий раз приводила в ярость консервативных слушателей из маленьких американских городов. Из речей кандидата в президенты героиня перешла в американский фольклор, где и 37 лет спустя используется понятие «безработная королева».

Мошенницы в США существуют — но ни одна из них не подходит под описание Рейгана. Ближайший исторический аналог — некая Линда Тейлор — была переезжавшей из города в город профессиональной аферисткой, в то время как Рональд Рейган рисовал этакую пригородную матрону, окруженную толстыми ревущими детьми.

В 2013 году историю Рейгана все еще воспринимают как чистую правду. Воображаемая королева социальных служб (которая, словно Скрудж МакДак, купается в продуктовых талонах, пока миллионы честных американцев влачат нищенское существование) ежедневно упоминается в интернете. Правду о Линде Тейлор можно узнать, пару разу кликнув на ссылках в Википедии. Но это никого не волнует.

Подобные истории — это сценарии (или, скорее, одноактные пьесы), подтверждающие справедливость ваших взглядов и убеждений. Если кто-то считает, что его налоги не должны уходить на социальные службы, он охотно поверит в сказку о безработной королеве. Если личность Рейгана вызывает у вас стойкое отвращение, вы наверняка верите в легенду о том, как автопроизводители, нефтяная промышленность и лично правительство США загубили электромобиль. Если вы смотрели разоблачительный документальный фильм о любом неприятном вам явлении, вам этот фильм наверняка понравился. На каждое правдоискательное кино Майкла Мура найдется другое кино, в котором консервативный аналог Мура разворачивает перед благодарной республиканской аудиторией свою версию событий.

Сайт LiterallyUnbelievable.org собирает комментарии людей, принявших за правду статьи в сатирическом блоге The Onion. В одной статье говорилось о том, что американская телезвезда Опра Уинфри предлагает самым большим поклонникам возможность быть похороненными с нею в одной гробнице. В других — о возведении сверхсовременной суперклиники для абортов и денежных призах гоночного предприятия NASCAR для водителей-гомофобов. Комментарии под всеми тремя статьями похожие: «Я ничуть не удивлен!!!»

Профессор психологии Корнелльского университета Томас Гилович писал: «Оценивая факты, связанные с тем или иным убеждением, человек склонен видеть лишь то, что ожидает увидеть, и достигать тех выводов, которых он хочет достигнуть. Придя к желательному выводу, мы спрашиваем себя: «Могу ли я в этом поверить?» Но если вывод нежелателен, мы спрашиваем: «Должен ли я в это верить?»

Очки Обамы

Если кто-то искренне считает, что Барак Обама родился за пределами Соединенных Штатов, фактами его в обратном не убедить. Когда администрация Обамы в апреле 2011 года предъявила свидетельство о рождении Обамы, реакция поклонников теорий заговора была легко предсказуемой. Они сочли подозрительным время предъявления, внешний вид и формат документа — и еще глубже уверились в том, что с местом рождения 44-го президента США что-то нечисто. Любые новые факты автоматически становятся частью теории заговора. А отсутствие фактов говорит лишь о том, что правительству удалось их скрыть.

Огромное количество тем не задевает в людях болевых точек и может спокойно обсуждаться. Но есть набор предметов, по которым никто и никогда не изменит своего мнения. Возьмем, к примеру, телесные наказания. Можно ли физически шлепать ребенка? Вредно это или полезно? Наука нашла точный ответ на этот вопрос, и мы к нему вернемся позднее. Сначала оцените, какой эмоциональный отклик вызвали у вас эти вопросы.

Теперь вспомните, когда вы в последний раз сражались (или следили за сражением) в онлайне с кем-то, объявившим себя непререкаемым авторитетом в области сферы здравоохранения, однополых браков, изменения климата, полового просвещения, борьбы с наркотиками или сериалов Джосса Уидона. Чем ваш интеллигентный спор кончился? Сумели вы поставить оппонента на место? Он, наверное, поблагодарил вас за разъяснение непостижимых ранее тонкостей и расписался в полном незнании предмета? И покинул форум более просвещенным человеком?

Да нет, вряд ли. Большинство онлайновых битв разворачивается по одной и той же схеме: каждая сторона атакует, забрасывая оппонента почерпнутыми из глубин интернета фактами, до тех пор, пока у кого-то не лопнет терпение и в ход не пойдут личные оскорбления. Если очень повезет, лично о вас к этому времени забудут. Или дружественно настроенный комментатор поможет организовать групповое избиение оппонента.

Обратный эффект не позволит вам выиграть спор в онлайне. Когда вы начинаете метать факты, цифры, цитаты и ссылки, вы заставляете вашего противника еще теснее припасть к изначальной точке зрения. То же самое происходит и в вашем подсознании. Этот процесс психологи называют избирательным восприятием действительности. Десятилетия исследований особенностей человеческого восприятия доказали, что мы смотрим на мир сквозь толстые очки: стекла из личных убеждений, оправа из идеологии.

Когда Боб Доул дуэлировал с Биллом Клинтоном в 1996 году, каждый опрошенный избиратель считал, что убедительную победу в теледебатах одержал именно его кандидат. Когда в 2000 году началась история с Моникой Левински, опрошенные демократы были уверены, что лжет тут именно Левински, а не Клинтон под присягой. Республиканцы, разумеется, были уверены в обратном. В 2013 году Fox News бьется с MSNBC за звание самой предвзятой службы новостей — вся коммерческая модель и того, и другого канала строится на избирательном восприятии действительности.

Общество мертвых студентов

Избирательное восприятие необязательно связано с современными событиями. В 2004 году профессор психологии Вебстерского университета Майкл Халсайзер и доктора психологических наук Джеффри Монро из университета Тоусона, Анджела Фэйджерлин из Мичиганского университета и Стюарт Тейлор из Кентского университета провели опрос среди либералов и консерваторов по поводу расстрела студентов солдатами Национальной гвардии в Кенте 4 мая 1970 года.

Студенты проводили демонстрацию против войны во Вьетнаме. По невыясненным причинам гвардейцы открыли огонь по толпе, в результате чего погибло четыре и было ранено девять студентов. В последовавшие недели психологи опросили учащихся Кентского университета: 6% либералов и 45% консерваторов считало, что действия гвардейцев были спровоцированными.

Двадцать пять лет спустя среди студентов Кентского университета был проведен новый опрос: в 1995 году 62% либералов считало, что солдаты совершили хладнокровное убийство; с ним соглашалось 37% консерваторов. Еще через пять лет опрос провели снова — и консерваторы до сих пор верили, что студенты напали на Национальную гвардию, в то время как либералы видели в солдатах агрессоров. Чем больше студенты знали о самом инциденте, тем сильнее была их уверенность в собственной правоте. Те участники опроса, которые имели лишь приблизительное представление о событиях 4 мая 1970 года, не испытывали сильного обратного эффекта перед лицом фактов.

В 1997 году в Калифорнийском университете Джеффри Монро (при участии Питера Дитто из Кентского университета) провел еще одну серию экспериментов. В первом из них научный якобы документ уверял, что гомосексуализм — это форма расстройства психики. Другой документ заверял, что гомосексуализм — совершенно нормальное явление.

Испытуемых разделили на две группы: на тех, кто верил в первый документ, и на тех, кто соглашался со вторым. Каждой из групп дали почитать другие якобы научные документы с вымышленными цифрами и фактами, подтверждавшими точку зрения другой группы. Большинство участников эксперимента не пришло к выводу, что все эти годы они придерживались неверного мнения о природе гомосексуализма. Вместо этого они заявляли, что науке о гомосексуализме ничего не известно.

Когда им задавали вопросы на другие темы — телесные наказания, астрология — участники говорили, что научные исследования не могут помочь установить истину. Вместо того чтобы отказаться от собственных взглядов, они отказались от науки в целом.

Голова бен Ладена

В прошлом книги, комиксы и фантастические фильмы рисовали мир будущего, состоящий из потоков свободной информации и индивидуальных коммуникаторов для ее чтения. Самые смелые фантасты писали о времени, в котором все знания и художественные достижения человечества будут мгновенно доступны миллиардам людей, каждый из которых в любой момент сможет связаться с любым жителем планеты Земля.

Теперь мы в этом будущем живем. Из компьютера можно извлечь любой известный человеческой цивилизации факт, инструкцию или научное объяснение. Но триумфом науки наше время трудно назвать. Интернет только усилил обратный эффект и усугубил избирательное восприятии действительности. С развитием социальных сервисов и рекламы их оказывается все сложнее преодолеть. У вас все больше возможностей выбрать тип поставляемой информации и ее источники. Реклама совершенствуется — в ближайшем будущем она будет строиться не только на вашей личной информации, но и на анализе того, какую рекламу вы воспринимаете, а какую отвергаете.

К вашим рекламным настройкам добавятся политические взгляды, место рождения, текущее настроение, время суток или года — вся информация о вас будет проанализирована и использована. В результате до вас вообще перестанут доходить факты, способные вызвать негативную реакцию.

О ликвидации Усамы бен Ладена большинство из нас узнало отнюдь не из официального обращения Барака Обамы вечером 1 мая 2011 года. Тайну разгласили Facebook, Twitter и миллионы текстовых сообщений. С 19:30 до 20:30 первомайского вечера число поисковых запросов «бен Ладен» в Google увеличилось на 1000 000%. Неподготовленные новостные сайты не успевали анализировать информацию и судорожно выкладывали страницу за страницей обновлений.

Да, со времен терактов 11 сентября 2001 года мир сильно изменился… но кое-что осталось прежним. Спустя считанные минуты после известия о смерти и морских похоронах бен Ладена в Интернете появились первые теории заговора. В последующие дни — когда администрация Обамы решила не делать публичными фото разнесенного черепа Усамы — теории заговора окрепли и обросли убедительными подробностями.

Технологии развиваются, но психологические механизмы человека в вопросах убеждений, догм, политики и идеологии остаются прежними. В мире, где знание обо всех сферах человеческой деятельности общедоступно, мы тщательно отбираем только те факты, что лично нам нравятся, а все остальное игнорируем. Даже если нам говорят, что за новыми данными стоят сотни лет лабораторных исследований.

Согласно современным взглядам, телесные наказания вырабатывают послушание у детей до семи лет — но только если применяются редко, не являются публичными и ограничиваются использованием рук. А вот и уточнение: другие методы коррекции детского поведения (можно, скажем, ставить ребенка в угол) не менее эффективны и при этом не включают в себя даже малейших проявлений насилия.

Прочитав последний абзац, вы наверняка испытали сильный эмоциональный отклик. Теперь вы знаете правду… но изменилось ли ваше мнение по данному вопросу?

Дэвид Макрэйни

Источник

«Один человек не может доказать что бога не существует, но наука делает бога ненужным»

Стивен Хокинг