Доказательства отсутствия бога



"По закону божию поп всегда ставил Павке пять. Все тропари, Новый и Ветхий завет знал он назубок: твердо знал, в какой день что произведено богом. Павка решил расспросить отца Василия. На первом же уроке закона, едва поп уселся в кресло, Павка поднял руку и, получив разрешение говорить, встал:
- Батюшка, а почему учитель в старшем классе говорит, что земля миллион лет стоит, а не как в законе божием - пять тыс... - и сразу осел от визгливого крика отца Василия:
- Что ты сказал, мерзавец? Вот ты как учишь слово божие!"


(Н.А. Островский «Как закалялась сталь»)


Кто и что должен доказывать 

Историк Стивен Генри Робертс (1901-71) когда-то сказал: «я утверждаю, что мы - оба атеисты. Я только верю на одного бога меньше, чем Вы. Когда Вы поймёте, почему Вы отклоняете всех других возможных богов, Вы поймете, почему я отклоняю вашего». Прежде чем говорить о доказательствах бога, следует определить этот термин. Вообще, что значит бог? Каждая конфессия, каждая религия определяет своего бога по-своему (назначает ему некоторые свойства) и ни в коей мере не согласна на трактовку конкурентов.Вот почему это слово имеет смысл только в рамках догматики конкретной религии и ее критики. 

В соответствии с догматом всех христианских церквей: Бог есть Дух, вечный, вездесущий (пребывающий везде), всеведующий, всеправедный, всесовершенный, вседовольный (не в чем не нуждающийся), всемогущий. 

Если вдруг мы бы захотели сгенерировать его определение как некоего абстрактного, «философского» бога, то мы сразу же попадаем в просак. Найдутся такие религии, с точки зрения которых такое существо богом являться не будет. Следовательно, «философский» бог снова становится одним из многих, т.е. встает в шеренгу богов на общих основаниях. 

В соответствии с догматом всех христианских церквей: Бог есть Дух, вечный, вездесущий (пребывающий везде), всеведующий, всеправедный, всесовершенный, вседовольный (не в чем не нуждающийся), всемогущий. Поэтому нельзя доказывать существование/отсутствие такой сущности, как «бог вообще» (a бог, ein бог), но можно доказывать существование/отсутствие конкретного бога (the бог, der бог). 
Отсюда следует важный навык атеиста. Когда вас спрашивают о доказательствах отсутствия бога, первый вопрос должен быть «какого именно бога, в интерпретации какой религии и с какими свойствами?» 

О доказательствах бытия божия 

В ЛОГИКЕ существует так называемый закон достаточного основания. Он гласит: все, что ты мыслишь, все, что ты высказываешь, ты должен мыслить и высказывать только на достаточном основании. Если данное суждение не имеет основания или основание есть, но оно недостаточно, ты не имеешь логического права считать это суждение истинным. Как же узнать, имеет ли данное суждение под собой достаточное основание? 

Здесь приходит на помощь процедура доказательства. Тот, кто отстаивает данное суждение, должен доказать его истинность, и если противоположная сторона не в состоянии опровергнуть это доказательство, суждение должно считаться истинным. 

…Утверждается тезис, гласящий, что бог существует. Этот тезис должен быть доказан, и если доказательство окажется безупречным, тогда можно считать, что тезис верен. 
Здесь я, однако, предвижу одно возражение. Ведь можно, скажет кто-нибудь, перевести вопрос и в другую плоскость — почему надо доказывать, что бог существует? Попробуй-ка лучше доказать, что бога нет! Тут мы опять должны будем обратиться к логике. 

БРЕМЯ ДОКАЗЫВАНИЯ, ИЛИ КТО ДОЛЖЕН ДОКАЗЫВАТЬ? 

Существует в логической теории понятие, именуемое “бремя доказывания”, обязанность доказывания. Эта обязанность лежит на том, кто утверждает, а не на том, кто отрицает. Кстати сказать, логическое правило, связанное с бременем доказывания, принято и в юриспруденции. Если кто-нибудь, например, обвиняется в совершении преступления, то обязанность доказать истинность обвинения лежит на том, кто обвиняет, кто утверждает, что данный гражданин совершил преступление, а уж опровергнуть это доказательство дело обвиняемого. Если кто-то заявляет, что он может, допустим, поднять сто пудов, вы не обязаны доказывать, что он не в состоянии это сделать, а он обязан доказать истинность своего утверждения. 

…Перед тем, однако, как приступить непосредственно к рассмотрению возможных доказательств существования бога, мы должны уточнить самый тезис. Что это значит — бог существует? Что значит — бог? Если мы не уточним самого смысла тезиса, то потом может оказаться, что все наше рассуждение было впустую, ибо, быть может, один понимал под словом “бог” одно, другой — другое... Надо сначала договориться о том содержании, которое мы вкладываем в понятие, являющееся подлежащим (субъектом) обсуждаемого тезиса. 

ЧТО ЗНАЧИТ— БОГ? 

Толкование понятия бога в разных религиозных учениях и у разных людей весьма разноречиво и, больше того, весьма противоречиво. Я не буду сегодня говорить о боге в его библейском — ветхозаветном или даже новозаветном понимании. Совсем не трудно доказать, что не существует того бога, о котором говорится в Ветхом завете, того бога, по образу и подобию которого создан человек, того бога, который прогуливается в вечерней прохладе по раю, который сидит, когда ему не лежится, ходит, вообще занимает место в пространстве; он может, как рассказывается в Библии, перейти на землю, зайти в гости к Аврааму, может страдать, удивляться, радоваться и обижаться (он очень обидчив, этот библейский бог); он может вселиться в терновый куст, может поселиться в шкафчике из акациевого дерева, может вступить в драку с праотцом Яковом и при этом оказаться не в состоянии его одолеть. 

О таком боге много говорить нечего. Займемся более тонким понятием бога, имея в виду то содержание, которое вкладывается в это понятие сторонниками более утонченных религиозных взглядов, менее бросающихся в глаза своей несуразностью и явной несостоятельностью. 

Горы бумаги исписали богословы, пытаясь мало-мальски вразумительно объяснить, что такое бог. Эта задача оказалась им не по силам, — и вовсе не потому, что они недостаточно умны или образованны, а потому, что само по себе понятие бога в здравых логических рассуждениях раскрыть нельзя. Бессилие теологии преодолеть эту трудность нашло свое выражение в существовании еще в древности, со времен Плотина, наряду с понятием положительной теологии и понятия теологии отрицательной, или апофатической. Отрицательная теология занимается не тем, что такое бог и каковы его свойства, а тем, чем бог не является, какими свойствами он не обладает. Вот, например, как определял бога знаменитый “блаженный” Августин: “Бог не тело, не земля, не небо, не луна, не солнце, не звезды, не это телесное, потому что если он не небесное, то тем более не земное”. 

Как известно, бог считается духом. Но и это определение не удовлетворяет Августина — оно слишком определенно для него, он требует более расплывчатого, скользкого, неуловимого по своему смыслу. “Я, — говорит он, — конечно, исповедую и должно исповедовать его духом, потому что Евангелие говорит: бог есть дух. Однако поднимись выше всякого изменяемого духа, поднимись выше духа...” Одним словом, бога нельзя считать и духом: он ни то, ни се, ни третье, ни десятое, он — неизвестно что! 
Это, конечно, удобный для защитников религии прием, так как он дает им формальную возможность ускользать от неприятных вопросов. Но одно то, что богословы вынуждены прибегать к нему, свидетельствует об их полной неспособности мало-мальски внятно объяснить, во что они призывают людей верить. 

В одном из основополагающих фундаментальных сочинений христианского богословия — в работе Дионисия Лжеареопагита “Об именах божиих” (VI век) утверждается, что бог не только не выразим, не только не сказуем, не только не познаваем — это само собой разумеется, — но он супранесказуем, то есть, сверхнесказуем, сверхнепознаваем, он не только совершенство, но и сверхсовершенство, он даже не бог, а архибог, он, видите ли, выше всех определений, он — вдумайтесь в эти слова — “супрасущественная неопределенность”. 
Создается впечатление, что человек просто наводит тень на ясный день. Сказать что-нибудь вразумительное по вопросу о боге он не может, потому и строит такие фразы, в которых просто нет смысла. 

Попробуем все же сформулировать те признаки, которые обычно приписываются богу представителями самых различных направлений религии и богословия. 

Первый из этих признаков заключается в том, что бог есть личное существо, живущее вне вселенной, над нею, хотя в то же время каким-то непонятным образом оно находится и внутри самой вселенной. 
Во-вторых, это то самое существо, которое создало вселенную. 

В-третьих, это существо, которое управляет вселенной. (Есть, правда, религиозно-философское направление — деизм, — которое этот признак отрицает; деисты утверждают, что бог только создал вселенную, но не управляет ею). 
В-четвертых, это существо, воплощающее в себе все мыслимые совершенства, все абсолютно наивысшие ступени могущества, разума, чувства, воли. Это абсолютно совершенное существо. Бог всемогущ, всеблаг, всеведущ, всемилостив и вездесущ. 

И наконец, это существо, которого человек познать до конца не в состоянии. 
Теперь давайте посмотрим, чем доказывается, что во вселенной, или, верней, вне вселенной, над вселенной имеется такое существо? 

КТО СОЗДАЛ БОГА? 

Еще в древности философом-идеалистом Платоном было выдвинуто космологическое доказательство бытия божия. Оно исходит из понятия причины и на первый взгляд весьма просто и даже как будто убедительно: поскольку вселенная существует, она должна иметь свою причину; бог и играет роль этой первопричины — он создал мир. 
…Философ-материалист XVII века Спиноза называл космологический аргумент убежищем невежества. Люди не перестают, говорил он, спрашивать о причине причин до тех пор, пока им не укажут мнимую причину и не дадут таким способом возможности укрыться их невежеству. По Спинозе, никакой первопричины вне природы не существует, ибо природа есть причина самой себя. 

Французские материалисты XVIII века также признавали космологическое доказательство совершенно неосновательным. Гольбах разобрал это доказательство в той форме, которую придал ему английский богослов Самуил Кларк. Последний исходил из того положения, что нечто что нибудь должно было существовать от века. 

Правильно, соглашался с этим Гольбах, но нет никаких оснований считать именно бога этим существующим от века первоначалом. То, что “нечто существовало от века”, Гольбах признает “очевидным и не нуждающимся в доказательствах”. “Но каково, — спрашивает он далее, — то нечто, что существовало вечно? Почему не допустить, что это скорее природа или материя, о которых мы имеем представление, чем какой-то чистый дух или какое-то активное начало, о которых мы не можем составить себе никакого представления”. (срезал бритвой Оккама). 

…В сущности, прибегая к этому аргументу в пользу бытия бога, защитники религии совершают довольно неловкий маневр. На вопрос о том, как возникла природа, они дают не ответ, а только видимость ответа, на самом деле отодвигающую самый ответ в сторону. “Логика” их рассуждений такова: все существующее должно быть кем-то создано, значит, и природа должна быть кем-то создана. Но ту же логику необходимо применить к к богу — если он существует, его кто-нибудь должен был создать. 

Оно из двух: либо нечто может быть причиной самого себя, ничем и никем никогда не созданное, либо это невозможно. Если считать, что что-нибудь может существовать вечно и бесконечно, никем никогда не созданное, то какие же мы имеем основания отрицать, что именно природа, в которой мы живем, часть которой мы сами составляем, что именно она существует бесконечно и вечно. Почему нам отодвигать вопрос на одну инстанцию вперед, доходить 
до бога и говорить, что это конец? Какие основания выдвигать эту новую инстанцию? Никаких логических оснований, никаких материальных оснований для этого нет. Природу мы видим, ощущаем, сами “состоим в ее штате”, мы трудимся над материалами, которые берем в природе, ее существование ежемгновенно подтверждается практикой. А что касается бога, то никаких свидетельств его существования мы не видим и не ощущаем я никогда не видели и не ощущали. 

Рассказы о чудесных знамениях, якобы дававших людям возможность непосредственно ощущать присутствие божества, в подавляющем большинстве случаев представляют собой сознательный вымысел, а иногда — результат галлюцинаций. Никаких признаков того, что “за спиной” природы, вне природы, имеется какой-то другой мир, не существует. Она никем никогда не была создана, никогда никуда исчезнуть не может, существует вечно и бесконечно. 

А “отписка” космологического доказательства насчет того, что природа создана богом, начисто разоблачается одним вопросом, на который не может вразумительно ответить ни один богослов без того, чтобы не признать несостоятельность самой постановки проблемы о “причине первопричины”. Этот вопрос гласит: кто создал бога? 

“ЗУБ МУДРОСТИ - ДЛЯ ЗУБНОЙ БОЛИ”... 

….Суть телеологического доказательства заключается в ссылке на целесообразность всего существующего и выводе о том, что причиной этой целесообразности может быть только разумная и благая сила, руководящая миром. 
Телеологическое доказательство оперирует идиллической картиной того, как все в мире хорошо и прекрасно: солнце создано, чтобы греть нас и светить нам; нет солнца на небе — луна подсвечивает или звезды; дождичек идет, чтобы трава росла; травка растет, чтобы коровка ею питалась; коровка существует, чтобы у человека молочко было. Если глазами можно смотреть, ушами слушать, ртом есть и разговаривать, — это в глазах защитников религии должно служить доказательством того, что мир целесообразно устроен и, стало быть, руководится разумной силой. 
Против телеологического доказательства выступали Фр. Бэкон, Спиноза, Кант, французские материалисты. 
Приведем относящиеся к данному вопросу рассуждения Гольбаха. 

В мире, писал он, действительно, существуют явления, поражающие нас своей видимой организованностью, упорядоченностью и целесообразностью. Но существуют явления и противоположного порядка. Каждое живое существо представляет собой гармоническое сочетание элементов и органов. Но нельзя не видеть того, что эта гармония в ходе жизни организма обязательно нарушается и в конце-концов организм обязательно погибает. “К чему же сводятся тогда мудрость, разум и благость той мнимой причины, которой приписывали происхождение этой прославленной гармонии? Где мудрость, благость, предвидение, неизменность планов верховного работника, который как будто только тем и занят, что портит и ломает механизмы, на которые нам указывают как на шедевры его могущества и искусства?.. Если он позволяет, чтобы машины, которые он наделил способностью чувствовать, испытывали страдания, он лишен благости. 

….Факт обилия страданий, которые приходится претерпевать людям, и всем другим живым существам, всегда ставил в тупик адвокатов бога. В самом деле, где тут всеобщая целесообразность? Где та благодать, которой всемилостивый и всемогущий бог осчастливил всякую живую тварь? Известен рассказ о том, как некая благочестивая мамаша, гуляя со своим ребенком, старалась воспитывать его в религиозном духе. 
Обращаясь к защитнику религии, Генрих Гейне требовал: 

Брось свои иносказания 
И гипотезы святые! 
На проклятые вопросы 
Дай ответы нам прямые! 
Отчего под ношей крестной 
Весь в крови, влачится правый? 
Отчего везде бесчестный 
Встречен почестью и славой? 
Кто виною? Или богу 
На земле не все доступно? 
Или он играет нами? — 
ЭТО ПОДЛО И ПРЕСТУПНО! 


— Слышишь, — говорила она, — как птичка поет? Ей боженька много комариков и мошек дал в пищу, вот она и благодарит его. 
А любознательный ребенок заинтересовался: 
— Мошки и комарики тоже благодарят за это бога?... 


…Когда защитники религии пытаются объяснить эти явления, совершенно несовместимые с учением о целесообразности всего существующего, они вынуждены говорить весьма несуразные вещи. В одном из своих писем Дарвин привел любопытный пример такого объяснения: “На днях, — писал он, — была очень хорошая рецензия (о книге герцога Аргайля “Царство закона”) с новыми объяснениями... относительно рудиментарных органов, а именно, что экономия труда и материала была великим руководящим принципом у бога (причем игнорируется потеря невзошедших семян, существование молодых уродов и т. п.); что создание нового плана структуры животных есть мысль, а мысль есть труд, поэтому бог придерживался единообразного плана и не уничтожил рудименты. Это не преувеличение. Короче, бог есть человек, который умнее нас”. Каким образом такие объяснения могут увязываться с представлением о боге, как всемогущем и всеведущем существе, — ни один богослов объяснить не сможет. 

… В чем целесообразность того, что в тропическом поясе люди страдают от жары, а в полярном —от холода? … А какая целесообразность в бурях, землетрясениях, наводнениях, грозах, суховеях? 
Можно ответить на это, что всеми перечисленными неприятностями бог наказывает людей за грехи их. Но разве только грешники погибают от землетрясений или вулканических извержений? Может ли поручиться богослов за то, что, например, градобитие постигает только поля грешников? То же относится и ко всем остальным “божиим наказаниям”: казалось бы, коль наказывать, так уж виновного, а не всех огулом? 

От этих вопросов не могут уйти люди, доказывающие наличие разумного и совершенного руководства миром. В богословии существует специальный раздел, именуемый “Теодицея” или “оправдание бога”. Всемогущий и всемилостивый бог, воплощение всех мыслимых и немыслимых совершенств, нуждается, оказывается, в оправдании. 
Лейбниц посвятил этому важному делу оправдания бога одно из основных своих произведений, которое так и называется “Теодицея”. Но оправдание это довольно курьезное. 

Зло, считает Лейбниц, нужно на свете для того, чтобы человек мог лучше понимать добро. Это нечто вроде горчицы к мясу или уксуса к какому-нибудь другому кушанью. Это та цена, которую бог берет с человека за то, что он его учит- понимать добро. Нельзя, однако, не видеть всей искусственности этого аргумента. Разумная сила, управляющая миром, конечно, могла бы так сделать, чтобы человек.понимал добро, не платясь за это такими страданиями. Если он все же подвергается им, то либо потому, что эта сила неразумна, либо потому, что ее нет. 

Любое из этих решений опровергает тезис о бытии бога. 

ОНТОЛОГИЧЕСКОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО, ИЛИ ВЕРА В ВЕЛИКОГО ЗАЙЦА 

…Вот его формулировка так, как она дана у Ансельма: “Даже безумец должен согласиться, что в его разуме имеется представление о существе, выше которого нельзя себе ничего представить... 
…Его современник монах Гаунилон …выступил в защиту того “безумца”, который не соглашается с онтологическим доказательством. У древних, говорит он, было представление о некоем всесовершенном острове, затерявшемся где-то в просторах океана. Неужели же на этом основании нужно считать, что такси всесоаершенный остров существует? 
..Мало ли можно в уме насоздавать понятий, но одно дело — понятие и другое дело — та реальность, которая могла бы послужить источником этого понятия. 

…К приведенным здесь доводам против онтологического доказательства можно прибавить еще то соображение, что это “доказательство” основано на грубой передержке. Речь идет о существовании б о г а, а не о существовании понятия бога. Но в ходе самого рассуждения доказываемый тезис подменяется другим, и, таким образом, совершается ошибка или софизм, известные в логике именно под названием “подмена тезиса”. 
Из онтологического доказательства вытекает еще некоторое подобие доказательства бытия божия, могущее рассматриваться как самостоятельное; в одних случаях оно называется историческим доказательством, в других — психологическим, в третьих — антропологическим. 

Смысл этого доказательства заключается в следующем. Раз в сознании людей существует понятие бога и раз оно так распространено, то откуда взялось бы это понятие в их сознании, если бы не было самого бога? 
…Еще английский философ XVIII века Давид Юм показал, что этот аргумент несостоятелен, ибо корни той или иной идеи вовсе не обязательно следует искать вне человеческого сознания, они могут быть найдены и в самом сознании. Иллюзорная идея бога порождена в сознании людей совершенно естественными, земными условиями и обстоятельствами. 

Вера в сверхъестественное существует в самых различных формах, не только в форме идеи бога. Например, у индейцев Северной Америки был в прошлом весьма распространен культ Великого Зайца — огромных размеров и величайшей, притом сверхъестественной, силы. Можно ли считать, что источником этой идеи был реально существовавший Великий Заяц? Оснований для этого ровно столько, сколько оснований для “психологического” доказательства бытия бога. 

На это могут возразить, что вера в Великого Зайца не имеет такого широкого распространения, как вера в бога. Но разделять эти две идеи нет никаких оснований: Великий Заяц — тоже бог. И, кстати сказать, таких разных богов в сознании разных племен и народов всегда существовало бесчисленное множество. 
Что же, все они реально существуют и являются источником веры в них? Или, может быть, это только привилегия библейского, то есть иудейского и христианского, бога? А на чем же может быть основана такая религия? Великий Заяц и иудейско-христианский Яхве сходны в основном и главном: ни того, ни другого не существует. 

БОГ И НРАВСТВЕННОСТЬ 

…Вместо прежних доказательств, признанных им несостоятельными, Кант выдвинул новое, которым он хотел подвести более прочное основание под религиозную веру: нравственное, или моральное, доказательство. 
В каждом человеке, по Канту, живет так называемый категорический императив — внутреннее повеление поступать нравственно, по совести, поступать так, “чтобы максима твоего поведения могла стать нормой всеобщего законодательства”. Откуда взялось это стремление человека жить нравственно? Какая сила вложила в его душу моральные нормы? Не иначе, как бог. Это одна сторона дела. Другая сторона выглядит, по Канту, так: существует в мире противоречие между нравственностью и счастьем; это противоречие кем-то или чем-то должно примиряться, чтобы человек не стремился во чтобы то ни стало добиваться своих целей, не обращая внимания на интересы остальных людей; оно примиряется богом. 

Кантовское моральное доказательство не выдерживает никакой критики прежде всего в свете того несомненного факта, что не существует неизменной морали, заложенной спокон веков в душах людей, что нормы морали историчны и каждая историческая эпоха порождает характерную для нее мораль. 

… Какова была нравственность тех людей, которые в XVII—XVIII веках превратили Африку, по выражению Маркса, в заповедное поле для охоты на чернокожих, чтобы вывозить их, как скот, для продажи 

… Не существует единых внеисторических критериев, которыми определялось бы поведение людей. Что касается противоречия между стремлением к счастью и долгом, то и здесь невозможно усмотреть какое-нибудь доказательство бытия божия. Рассуждать так, что должен же кто-то примирять это противоречие (и этот “кто-то”— бог), — значит уподобиться Хлестакову, который требовал, чтобы его кормили без денег на том основании, что должен же он что-нибудь есть, иначе он может отощать! 

Противоречие между счастьем и долгом может оставаться непримиренным, часто оно таким и бывает. 

Факты для доказательства бытия бога 

Актуальным является только вопрос об ОДНОВРЕМЕННОМ с нами существовании бога. Если бог существует здесь и сейчас, он должен как-то проявлять себя в мире. Мы знаем, что масса вещей может происходить безо всякого вмешательства бога (т.н. естественный порядок вещей), следовательно, о присутствии бога будет говорить очевидное и явное нарушение причинно-следственной связи. Все присутствующие знают, как оно называется, - чудо. 

Засада в том, что мы не знаем причинно-следственные связи абсолютно всех происходящих в мире событий. Это-то и оставляет простор для маневра всем любителям божественного и всяческой мистики. Как правило, в качестве «доказательства» вмешательства бога предъявляют события, результат которых невозможно было однозначно предсказать, либо откровенную лажу типа слезоточивых икон. 

Именно вопрос о том, стоит ли строить свои действия с расчетом на божественное вмешательство, и является принципиальным в споре атеистов и верующих. 

Лично мне доказать существование бога просто: человек прыгает с крыши 22-этажного здания без страховочных средств и оказывается внизу целым и невредимым – бог есть. Другой вариант: единомоментное и безпричинное промерзание вод Красного моря на 3 метра в глубину при температуре воздуха 50 градусов Цельсия – чудо, однозначно. 

Итак, нам надо просто чудо, что для всемогущего бога не должно составить никакого труда. Однако, чтобы это было именно чудо, а не фокус-покус а ля благодатный огонь, это чудо должно: 1) простым; 2) исключать возможность его воссоздания с помощью технологий, известных человечеству. Пример - промерзание вод Красного моря на 3 метра в глубину при температуре воздуха 50 градусов Цельсия (Врезка 3.2). Просто? Просто. Есть у человечества технологии, чтобы такое сделать? Нет. 

Еще пример – появление по экватору Луны крупной, читаемой с Земли невооруженным глазом, надписи из гор «Я, Иисус (Аллах, Яхве, Саваоф, другое на Ваш вкус) – Бог этого мира» на русском языке. Согласитесь, легкая работа для всемогущего. Более того, христианский бог, например, обязан это сделать, если он всеблагой. Вряд ли он считает неблагом имеющееся неверие людей в себя, значит, для восторжествования блага он должен явить такое чудо, чтобы что все о нем узнали. Ну а коль скоро он всезнающий, то должен знать, что атеисты воспримут за 
чудо (по крайней мере, один из авторов данной книги). Надпись на луне – всемогущему это не то что не в тягость, но в радость. Ну что, появилась надпись? Нет? Так я и знал! 

Верующие часто заявляют, что в религиозной сфере логика бесполезна. Но религия - это не только система ценностей. Любая религия заключает в себе те или иные утверждения, верность или неверность которых может быть доказана - хотя бы теоретически. 

Еще одно наблюдение. Обычно атеистам легко представить, какие им нужны доказательства, чтобы доказать существование бога. А вот верующие, как правило, не могут указать, какие им нужны доказательства отсутствия бога. Еще бы: вдруг атеисты предъявят – и что же, теперь, отказываться от веры в бога? 

К бритве Оккама 

…Попробуем вернуться к теме. Давайте все разберем по полочкам. За пределы нашего мира мы выглянуть не можем, иначе это не предел. Любые проявления в этом мире не могут быть в общем случае связанны с создателем. Получается возможный создатель - если и есть, для нас не познаваем ни в какой ситуации, и ни при каких условиях. То есть для нас вообще роли не играет был\есть он или нет. 
Если нам кто бы то ни было говорит о создателе, или заявляет что он есть ОН, это не есть факт, а может быть и явная ложь. Говоря сухим языком, мы им можем пренебречь, так как "возможный он" не постижим. Далее все понятно без слов, я думаю. 

Означает ли это, что атеисты могут принять в качестве доказательства бога только чудо? Нет, достаточным доказательством может стать научная теория, которая включит в себя бога. Более того, с позиций научного атеизма второй вид доказательства (т.е. научная теория) был бы предпочительнее первого (т.е. чуда). 
Одно замечание: если такое случится, то атеисты признают существование бога. А вот с верующими сложнее: бог может оказаться совсем не таким, как его представляют себе верующие. Т.е. противоречить их догмам. Что же они станут делать? 


Классические «доказательства» существования бога и их опровержения

В мире столько безумия, что извинить бога может лишь то, что он не существует.

Стендаль

 

Мы  уже  немного  познакомились  с «доказательствами»  существования  бога. Можно  классифицировать  по  группам.  Это  классические «доказательства».  У  них  типичные ошибки,  которые  тоже  можно  классифицировать.  Поэтому,  когда  клерикалы  предъявляют  Вам очередное «доказательство», его следует проверить на эти ошибки.

Онтологическое «доказательство».  Суть: у каждого есть мнение о боге как о совершенном существе, значит, бог существует. Иначе не было бы понятия о совершенном существе. 

 Логическая ошибка налицо: вывод существования бога из наличия представления о его существовании. Можно заключить, что здесь в основу доказательства берется то, что само нуждается в доказательстве. 

Космологическое «доказательство». Суть: У мира должна быть причина, которая его создала. Тогда эта причина – бог. 

Критика этого "доказательства" также стара: что же тогда является причиной для бога? Если у бога нет причины, то почему не должно  не  быть  причины  у  мира?  Если  же  только  один  бог  не  имеет  причины,  то  этот  тезис  надо  доказать (сказать «по определению» не получится, т.к. в данном случае это равносильно постулированию существования бога)?  Даже если выдвинуть предположение, что какой-то из объектов не имеет причины, но стал причиной для других объектов, то этому  определению  не  противоречит,  например,  природа.  Тогда  мы  берем  бритву  Оккама  и  отсекаем  бога.  В  лучшем  случае остается  пантеизм.  Таким  образом,  логическое  исследование  данного  доказательства  никак  не  доказывает  существование монотеистического бога.

Телеологическое  доказательство.  Суть:  признание  всеобщей  целесообразности  есть  доказателство  существования  бога.

Лихой виток логической мысли! Еще Гольбах указывал на войны, разрухи и пр. как факты, отрицающие телеологическое док-во.

Дарвин же вообще похоронил под своей теорией борьбы за существование и естественного отбора. 

В принципе, все эти доказательства имеют лишь исторический интерес. Они обнажают сущность теологического мышления, которое всегда будет содержать одни и те же ошибки.

Есть еще «доказательство», которое имеет название «антропный аргумент». Врезки 3.4 и 3.5 дают наглядное представления о нем и о его ошибках.

 

Антропный аргумент

(А - кто-то  из  верующих,  из  статьи  С..Лоу):  Мир  управляется  законами  природы.  Эти  законы  могли  бы  быть чрезвычайно разнообразными. Но среди всего возможного разнообразия лишь очень немногие варианты смогли бы обеспечить  существование  устойчивого  универсума  и  возникновение  и  существование  сознательных  существ, подобных нам (например, если бы силы гравитации были чуть-чуть больше, мир не смог бы существовать более чем одну  или  две  секунды).  На  самом  деле  чрезвычайно  удивительно,  что  мир  управляется  такими  законами,  которые позволяют существовать в нем таким сушествам, как мы. Вполне можно допустить, что законы природы не случайны, что они специаnьно установлены так, чтобы обеспечить появление этого в высшей степени невероятного результата.

Поэтому разумно верить в то, что именно бог установил такие законы природы. Это  рассуждение  не  может  убедительно  доказать,  что  Бог  существует.  Однако  оно  может  служить  хорошим основанием для веры в Бога. Я называю это рассуждение антропным аргументом. 

 

Антропный аргумент: лотерейная ошибка

(А – С.  Лоу, «Существует  ли  Бог?»):  Защитников  антропного  аргумента  часто  обвиняют  в  совершении лотерейной  ошибки.  Предположим,  вы  купили  один  лотерейный  билет  из  тысячи.  Вы  выиграли.  То,  что  выиграет именно  ваш  билет,  было,  разумеется,  в  высшей  степени  невероятно.  Однако  это  не  дает  вам  никаких  оснований считать,что при проведении лотереи кто-то смошенничал в вашу пользу. В конце концов, один из билетов должен был оказаться  выигрышным  и  выигрыш  любого  другого  билета  был  бы  столь  же  невероятен. 

Поэтому  нет  оснований верить  в  то,  что  ваш  выигрыш  объясняется  чьим-то  вмешательством  в  вашу  пользу,  нет  оснований  быть  кому-то благодарным, кроме счастливого случая. думать иначе - значит совершать лотерейную ошибку.

Почему антропный аргумент содержит в себе лотерейную ошибку? Универсум может быть организован тем или иным способом. Каждый из способов его организации в равной мере невероятен. Поэтому один лишь простой факт, что  он  организован  именно  таким  образом,  что  в  нем  могут  жить  такие  существа,  как  мы,  еще  не  может  служить основанием для предположения о том, что здесь есть нечто большее, чем удача. Считать иначе - значит совершать лотерейную ошибку.

ПРОБЛЕМА ЗЛА

В конце концов, не важно, содержит антропный аргумент лотерейную ошибку или нет. К сожалению, со всеми вариантами аргумента от целесообразности связано другое, гораздо более серьезное затруднение. Оно заключается в следующем.  Даже  если  бы  мы  хотели  согласиться  с  тем,  что  в  мире  обнаруживаются  следы  разумного  создателя, свидетельства отвращают нас от мысли о том, что этим создателем является Бог.

И  вот  почему.  Иудеи,  христиане  и  мусульмане  приписывают  Богу  по  крайней  мере  три  характеристики: всеведение (то есть Он все знает), всемогущество (Он все может) и высшую доброту. Однако наличие такого существа невозможно  примирить  с  тем  фактом,  что  в  мире  существует  так  много  страданий.  Ладно,  пусть  Бог,  если  Он существует, делает все «хорошо и прекрасно». Но не забудем же и о том, что Он создал также раковые заболевания, землетрясения, голод, чуму и геморрой. Всем этим Он причиняет огромные страдания нам, своим детям. Почему?   

Поскольку Бог предельно добр, Он не может хотеть наших страданий. Поскольку Он всеведущ, Ему известно, что мы страдаем. Поскольку Он всемогущ, Он мог бы уберечь нас от страданий. Если бы хотел. Действительно, Бог мог бы создать для нас гораздо более благоприятный универсум - мир, в котором нет страданий и болезней, в котором никогда  не  происходит  землетрясений,  в  котором  люди  никогда  не  голодают.  Бог  мог  бы  сделать  Землю  подобной небесам, о которых мы мечтаем. Почему же Он не сделал этого?

Если,  как  полагал  Пэли,  мир  был  создан  каким-то  высшим  существом,  то  либо  это  существо  не  было всесильным (оно  не  смогло  сделать  мир  более  приспособленным  для  нашего  обитания),  либо  оно  не  было всезнающим (оно  не  знало,  что  создаст  такие  страдания),  либо  оно  не  было  всеблагим (оно  знало,  что  мы  будем страдать, но не побеспокоилось о том, чтобы этого не было). Однако Бог, если Он существует, должен обладать всеми этими свойствами. Следовательно, Бог не существует.

Проблема, которую это рассуждение ставит перед теистами, называется проблемой зла (страдание считается «злом»). Теисты затратили много сил, пытаясь справиться с этой проблемой. Имеются три наиболее очевидные линии защиты.

1. Божье наказание

Некоторые считают, что испытываемые нами страдания являются наказанием. Как любящие родители иногда наказывают своего ребенка, когда он поступает неправильно, так и Бог наказывает нас, когда мы грешим.

Очевидная  проблема,  встающая  в  связи  с  такой  линией  защиты,  заключается  в  том,  что  распределение страданий расходится с мыслью о справедливом и любящем Боге. Почему, например, Бог посылает мучительные и длительные страдания маленьким детям? Чем они их заслужили?

Верующий человек может ответить, что наказание детям посылается за грехи их родителей. Но это было бы ужасно. Никто не согласился бы считать справедливым суд, наказывающий детей за преступления, совершенные их родителями. Существо, поступающее таким образом, должно вызывать нравственное отвращение.

2. Бог дает нам свободу

Возможно,  наиболее  популярное  решение  проблемы  зла  состоит  в  утверждении,  что  в  наших  страданиях виноват не Бог, а мы сами. Бог наделил нас свободой воли - способностью осуществлять выбор, принимать решения и действовать  в  соответствии  с  ними.  Иногда  мы  способны  выбрать  такой  способ  действий,  который  причиняет  нам страдания. Например, мы затеваем войны. Конечно, Бог мог бы избавить нас от страданий, лишив нас свободы воли.

Однако  лучше  иметь  свободу  воли.  Мир  был  бы  еще  хуже,  если  бы  Бог  создал  нас  простыми  автоматами,  не способными на свободные поступки. Но тогда существование страданий можно примирить с добротой Бога.

Наиболее  слабым  местом  в  такой  защите  теизма  является  попытка  объяснить  страдания,  обусловленные естественными  причинами.  Землетрясения,  голод,  болезни  и  т.д.  по  большей  части  вызваны  не  нами.  Если  Бог существует, то отвечает за них Он.

Теист  может  настаивать  на  том,  что  по  крайней  мере  какая-то  часть  так  называемого  естественного  зла обусловлена  нашей  собственной  виной.  Например,  может  быть,  мы  вызываем  наводнения,  сжигая  слишком  много топлива.  Загрязнение  воздуха  вызывает  глобальное  потепление,  которое,  в  свою  очередь,  является  причиной наводнений. Однако абсурдно предполагать, что, если бы мы вели себя иным образом, страданий не было бы вовсе.

Трудно сказать, как мы могли бы вызывать землетрясения. Трудно избежать вывода о том, что если Бог существует, то именно Он виноват во многих наших страданиях.

3. Страдания делают нас добродетельными

Некоторые теисты считают, что испытываемые нами страдания и лишения имеют цель - сделать нас лучше. Не испытав страданий, мы не можем стать теми добродетельными людьми, которыми хочет видеть нас Бог.

Вы  можете  удивиться,  почему  бы  Богу  не  сделать  нас  добродетельными  с  самого  начала.  Однако  в  любом случае, если страдание есть неизбежная плата за добродетель, трудно понять, почему Бог распределяет страдания именно так, а не иначе. Почему кровавые диктаторы проводят свою жизнь в наслаждениях? Почему кроткие добрые люди  мучаются  от  ужасных  болезней?  В  конце  концов,  чрезвычайно  трудно  по-нять,  каким  образом  случайное,  по-видимому, распределение страданий может сделать нас более добродетельными.

Некоторые люди пытаются защищать мысль о том, что страдания посылаются нам для нашего собственного блага,  ибо «пути  Господни  неисповедимы».  Но  это  равнозначно  признанию  своего  поражения.  Несмотря  на  то  что распределение страданий кажется не имеющим никакого смысла, тем не менее оно может иметь смысл. Пусть так, оно в конце концов может иметь смысл. Но нельзя отрицать, что реальныe свидетельства убедительно говорят о том, что едва ли Бог существует.

Суммируя,  мы  можем  сказать,  что  даже  если  аргумент  от  целесообразности  дает  некоторые  основания  для веры в то, что мир был создан (что сомнительно), то едва ли его создателем был Бог. Короче говоря, проблема зла для  теиста  является  в  высшей  степени  сложной.  На  самом  же  деле  эта  проблема  дает  очень  хорошие,  если  не окончательные, основания верить в то, что Бога нет.

ОРУДИЯ МЫСЛИ: БРИТВА ОККАМА - ДЕЛАЙ ПРОЩЕ!

Наш  краткий  обзор  аргументов «за»  и «против»  существования  Бога  говорит  о  том,  что  имеется  мало свидетельств в пользу того, что Бог существует, и гораздо больше свидетельств того, что Бога нет.

Допустим, однако, что в пользу существования Бога было бы столько же свидетельств, сколько и против него.

Во что тогда более рационально верить?

Многие могли бы на это ответить: тогда следует принять агностическую позицию и воздержаться от ответа на этот вопрос.

Но  это  ошибка.  Фактически  бремя  доказательства  лежит  на  теисте.  При  отсутствии  хороших  свидетельств  в пользу той или иной стороны рационально принять атеистическую позицию. Почему?

Уильям Оккам (1285-1349) указал на то, что, когда у нас имеется две гипотезы, в равной мере поддержанные свидетельствами, следует выбирать ту из них, которая проще. Этот принцип, известный как бритва Оккама, весьма разумен. Рассмотрим, например, такие две гипотезы:

А:  Наряду  с  компостной  кучей,  цветами,  деревьями,  кустами  и  т.п.  в  саду  имеются  невидимые, невоспринимаемые феи.

Б: В саду, кроме компостной кучи, цветов, деревьев, кустов и т.п., ничего нет, никаких фей.

Все, что я вижу в саду, в равной мере согласуется с обеими гипотезами. В конце концов, если феи в моем саду невидимы, невоспринимаемы и вообще нематериальны, то я и не могу надеяться обнаружить какие-то свидетельства их присутствия.

Должен ли я отказаться от решения вопроса о том, существуют или нет феи в моем саду, на основании того факта, что обе гипотезы в равной мере согласуются с имеющимися свидетельствами?

Нет,  конечно.  Рационально  считать,  что  в  саду  нет  никаких  фей,  ибо  эта  гипотеза  проще.  К  чему  вводить дополнительных и излишних фей?

РЕЛИГИОЗНЫЙ ОПЫТ

Нуждается ли вера в Бога в подкреплении хорошими аргументами для того, чтобы быть рациональной? Может быть, и нет. Некоторые люди утверждают, что им не нужны никакие аргументы, ибо они непосредственно переживали истинность Его существования. У них есть личный опыт Бога.

Трудно оценить опыт такого «переживания», ибо этот опыт не связан с каким-то одним верованием. Католики видят  Деву  Марию.  Индусы  видели  Вишну.  Римлянам  являлся  Юпитер.  Древние  греки  видели  Зевса.  Даже  многие атеисты утверждают, что имеют опыт переживания сверхъестественного (хотя и не Бога). Сам факт наличия у людей столь  странных  и  часто  противоречащих  друг  другу  переживаний - переживаний,  которые  всегда  соответствуют  их собственной религиозной вере (никто, например, не слышал о том, чтобы католику являлся Зевс), уже говорит о том, что к таким «откровениям» нужно относиться с осторожностью.

Следует  к  тому  же  учесть,  что  по  крайней  мере  некоторые  из  этих  религиозных  переживаний  вызваны,  как сейчас доказано, физиологическими причинами. Например, знаменитое переживание прохождения через «тоннель» и света  в  конце,  испытанное  людьми,  находящимися  на  грани  смерти,  вызвано  кислородным  голоданием (которое обычно  и  создает  состояние  эйфории  и  образ  тоннеля).  Его  можно  вызвать  у  летчиков  во  время  испытаний  на центрифуге (можно видеть выражение «блаженства» на лицах летчиков как раз перед тем, как они теряют сознание).

Тот,  кто  верит,  что  пережил  встречу  с  божеством,  может  верить  в  это.  Но  такое  переживание  нельзя рассматривать как аргумент в пользу веры.

ВЕРОВАНИЕ

Многие атеисты утверждают, что аргументы «за» и «против» теизма, рассмотренные здесь, не имеют никакого значения. Вера в Бога, говорят они, это не вопрос разума, а вопрос верования. Вы не можете не верить.

Здесь все-таки следует внести ясность относительно того, какая именно вера имеется в виду. Хотя многие люди объявляют себя верующими, они не всегда при этом подразумевают, что их вера не требует никакого рационального обоснования. Они полагают лишь, что, хотя существует много хороших оснований для веры в Бога, этих оснований недостаточно для строгого доказательства. Они допускают, что существование Бога не может быть доказано.

ВЕРОВАНИЕ, РАЗУМ И ЭЛВИС ПРЕСЛИ

Разговор о «веровании» приводит еще к одной ошибке. Допустим, я утверждаю, что «верю» в существование Бога.  Если  под  этим  я  понимаю  только  то,  что  существование  Бога  нельзя  доказать,  то  могу  считать  мою  веру разумной – даже более разумной, чем атеистическая альтернатива.

Действительно,  теист,  провозглашающий  свою  простую  и  истинную «веру»,  редко  считает,  что  его  вера неразумна. Она, например, отличается от веры в то, что Элвис Пресли жив: смерть Элвиса была ненастоящей, и он продолжает жить в каком-то укромном месте. Очень немногие теисты согласились бы с тем, что их вера в Бога не более  разумна,  чем  вера  в  то,  что  Элвис  жив.  Теист,  без  сомнения,  указал  бы  на  то,  что  вторая  вера  очевидно иррациональна  и  абсурдна,  ибо  нет  никаких  свидельств  в  ее  пользу,  и  очень  многое  свидетельствует  о противоположном.

Однако  является  ли  вера  в  Бога  менее  иррациональной  и  абсурдной?  Как  я  уже  сказал,  мой  беглый  обзор распространенных  аргументов «за»  и «против»  существования  Бога,  по-видимому,  указывает  на  то,  что  нет,  не является.

Тем не менее, с таким вывожом согласились бы очень немногие верующие. Даже те, которые говорят, что они просто «веруют», часто – если все-таки вынудить их объяснить, почему же они веруют, - тихо произносят: «Но ведь мир должен был из чего-то возникнуть, правда?»

Оказывается,  что  за  провозглашением «верования»  часто  кроются  стандартные  теистические  аргументы (в данном случае – причинный аргумент). Быть может, эти аргументы не сформулированы явно в сознании верующего, тем  не  менее  их  присутствие  чувствуется.  Особенно  привлекательны  причинный  аргумент  и  аргумент  от целесообразности. Большинству из нас требуется затратить большие интеллектуальные усилия, чтобы понять, почему они (по крайней мере в их обычной формулировке) ошибочны. Неудивительно поэтому, что даже тот, кто говорит о «простой вере», часто считает свою веру разумной.

Конечно, вера в то, что Элвис жив, легкомысленна и бессодержательна. Вера в Бога таковой не является: она способна оказывать огромное влияние на нашу жизнь. Нет никаких сомнений в том, что вопрос «Существует ли Бог?» является одним из самых серьезных и важных вопросов нашей жизни. Он доминировал в человеческом мышлении на протяжении тысяч лет. По-видимому, вера в Бога отвечает каким-то сокровенным чаяниям, с которым большинству из нас нелегко расстаться.

Тем  не  менее  остается  вопрос:  имеем  ли  мы  больше  оснований  верить  в  Бога,  чем  в  то,  что  Элвис  жив? Является  ли  вера  в  Бога  более  оправданной?  Ответ,  по-видимому,  должен  быть  отрицательным.  Разговоры  о «простом веровании» не могут затушевать этот факт, если это, конечно, факт.

Наш анализ наиболее распространенных аргументов «за» и «против» существования Бога говорит о том, что имеющиеся данные свидетельствуют о том, что Бога нет.

Может  быть,  некоторые  аргументы  в  пользу  существования  Бога  можно  спасти  или  построить  более убедительные аргументы. Допустимо предполагать, что можно как-то решить проблему зла. Тогда можно обосновать рациональность веры в Бога. Однако существует очень большое «если». Мой вывод говорит не о том, что ошибочно верить в Бога, а о том, что теизм гораздо труднее защищать, чем это кажется многим. Верующие вынуждены заниматься проблемой зла и искать более подходящие аргументы в защиту положения о существовании Бога. Либо они должны признать, что их вера не более рациональна, чем, скажем, вера в то, что Элвис жив. И первое, и второе отнюдь не легко сделать.

Часто клерикалы любят ссылаться на авторитеты в науке. Дескать, и Ньютон верил, и Паскаль верил,  и  Эйнштейн – верьте  и  вы.  Но,  как  известно,  имена  самой  науке  по  барабану.  А  если посмотреть на список ученых, которых обычно приводят в пример, то большая их часть трудилась во  времена,  когда  можно  было  серьезно  поплатиться  за  свое  неверие  перед  церковью.  А некоторых ученых православные клерикалы записывают в свои ряды совершенно напрасно.

Кем является бог Ньютона?

(А-Л.  Кнорина, «Ньютон  и  еврейская  традиция»)  Всю  жизнь  Ньютону  приходилось  скрывать  свои  взгляды  из  опасения обнаружить близость к унитаризму - движению противников догмата Троицы, официально запрещённому в 1572 г.

Наоборот,  когда  горячий  поклонник  системы  Ньютона,  математик  Уистон (Whiston) открыто  и  публично  выступил  с пропагандой  возвращения  к  первобытному  христианству  и  с  отрицанием  догмата  триединства  божества,  он  был  изгнан  из Кэмбриджского университета как "неисправимый еретик". Характерно, что этот протест против «новшества» христианской церкви у Уистона (как и у Ньютона) шёл рука об руку со слепой верой в непререкаемость Библии. Ньютон, как и Уистон, был теснейшим образом связан с учёными этого протестантского направления; он был одним из их среды.  Унитарии (от  лат. unitas - единство), 1) в  широком  смысле  то  же,  что  антитринитарии, 2) в  более  узком  смысле - лишь антитринитарии-протестанты.  Они  составили  начиная  с  Реформации 16 в.  левое,  рационалистическое,  крыло  протестантизма.

Термин "У." возник в середине 16 - начале 17 вв. и с 1638 был принят самими приверженцами унитаризма. У. наряду с отрицанием догмата Троицы (в котором видят рецидив языческого многобожия) отвергают христианское вероучение о грехопадении, таинства, в том числе признаваемые протестантами (крещение, причащение). У. всегда преследовались и католиками, и ортодоксальными протестантами. Во 2-й половине 16 - 1-й половине 17 вв. центром У. были Польша (разновидность У. - социниане), Венгрия, со 2-й половины 17 в. - Англия (но  закон  о  смертной  казни  У.  в  Великобритании  был  отменен  только  в 1813). С 1-й  половины 19 в. наиболее значительным становится движение У. в США (важнейший центр - Гарвардский университет). В 70-х гг. 20 в. более всего У. в США (около 150 тыс.) и Великобритании (около 20 тыс.). 



А когда на Земле стреляют, Ты что, не слышишь, Господи? (Валера, 2 кл.) Михаил Дымов. «Дети пишyт Богy». 

Итак, повторим еще раз: нельзя в принципе доказать отсутствие бога вообще (a бога, ein бога), хотя бы в силу того, что в разных религиях под этим термином подразумеваются совершенно разные сущности. Но можно доказать отсутствие конкретного бога (the бога, der бога). В большинстве случаев это не представляет особого труда – достаточно взять свойства и догматику конкретной религии и вывести из них противоречие. 

Доказывается отсутствие только конкретного бога Поэтому, когда к Вам на форум приходит верующий и просит Вас доказать отсутствие бога, Ваш первый вопрос должен быть «какого именно бога из тех миллионов, которые были выдуманы людьми?». Ведь бог богу рознь. Прежде чем доказывать что-то, надо определить, что именно мы хотим доказать. 

Итак, почему христианский бог не возможен? Помните, мы смотрели определение христианского бога, которое признается, в т.ч. православием. Так вот, возьмем из набора его свойств всего два – всемогущество и всеблагость – и покажем их противоречие. Один из самый первых в ряду противоречий стоит вопрос: Может ли всемогущий бог создать камень, который сам не сможет поднять? 
Ведь тут возможны только 2 варианта ответа: либо да, либо нет. Если нет, т.е. он не сможет создать такой камень, то всемогущим он не является. Если он создаст такой камень, то не сможет его поднять, опять придется проститься со всемогуществом. 
Многие богословы пытались найти ответ, который бы сохранил всемогущество их богу. Однако, все тщетно, с логикой не поспоришь. Очень популярен со стороны богословов аргумент, что создание такого камня логически не возможно. Или что таким камнем является человек. Но эти выкрутасы не спасают их положения (более того, они усугубляют их позицию, ведь по сути это – дополнительные ограничения на всемогущество). 

Я – могущественнее бога? 

Разговор на форуме: 
Малыш: Бог не может создать такой камень, который не смог бы поднять, поскольку это логически невозможно. 
Steen: Что значит «логически невозможно»? А практически? Я вот вполне реально могу создать нечто такое, что поднять не смогу. А бог – не может? Получается, я – могущественнее бога? 


Теперь посмотрим на всемогущество в связке со всеблагостью. Если бог всеблаг и всемогущ, то ему ничего не стоит сделать благо людям, если он захочет. А он же должен захотеть, т.к. он всеблаг, и воплотить в реальность это свое хотение, т.к. всемогущ. Но что-то оно не воплощается. 
Поэтому бог по крайней мере не всемогущ либо не всеблаг. Следовательно, не возможен всемогущий и всеблагой бог, например, христианский. 
Богословы в ответ на это любят порассуждать о том, что бог не хочет исправлять неблагость, чтобы люди воспитывались. Но это же ничто иное, как рамки для всеблагости, а, значит, бог опять же не может быть всеблагим. 

Отрывок из книги "Научный атеизм"

«Основой теологии является отсутствие разума и священный ужас наших предков перед картиной вселенной»

Франс Анатоль