Шимпанзе – это человек на 99,4%

Вроде бы часть людей твёрдо уверена, что произошла от обезьяны. Но почему-то на родовой ступеньке, занимаемой Homo Sapiens, места для его близкой родственницы шимпанзе не нашлось. Не по-семейному это. Теперь вот справедливость хотят восстановить.До недавнего времени человек располагался в классификационной нише рода Homo совершенно вольготно. Никаких тебе прямых конкурентов: всякие Homo Australopithecus (австралопитеки), Homo Neanderthalis (неандертальцы) и прочие троглодиты давно пали жертвами беспощадной эволюции.Но ведь шимпанзе-то живут-поживают, как ни в чём не бывало. И, наверное, в душе недовольны своей несправедливой участью по ведомству человекообразных. Ведь если разобраться, то это не они человекообразные, а мы — обезьяноподобные.Но нашлись добрые люди, которые хотят покончить с первобытным антропоцентризмом. Эти люди занимаются исследованием ДНК шимпанзе и трудятся в медицинской школе при университете Уэйна (Wayne State University School of Medicine) в Детройте.Научными работами руководит профессор Моррис Гудмэн (Morris Goodman), в сферу интересов которого входит, как сказано на его персональной странице, изучение генетической эволюции "человека и других приматов". Уже сама эта формулировка может заставить внимательного читателя насторожиться.Результаты исследований и сделанные на их основании смелые предложения были изданы в последнем выпуске "Слушаний национальной академии наук США" (Proceedings of the National Academy of Sciences).Итак, что же такого было найдено в ДНК у шимпанзе, и какие выводы надлежит сделать по результатам анализов? Обнаружено, что ДНК Человека Разумного и этой отсталой обезьяны на 99,4% идентичны. Заметим, для справки, что ДНК у разных представителей рода человеческого совпадают на 99,9%.То есть, если посмотреть на создавшуюся ситуацию с позиций вульгарной математики, то шимпанзе и человека разделяют жалкие полпроцента генетического материала.Исторически сложившиеся схемы классификации, основанные на физических подобиях вроде строения скелета, рассматривали в качестве ближайших родственников шимпанзе горилл. Чуть поодаль располагались орангутанги, а человек исключался из тесного семейного круга. Сомнения в справедливости такого размежевания появились еще в 1960-х с появлением молекулярных методов биологического исследования. Но никто не предполагал, что мы и шимпанзе окажемся настолько близки, тогдашние оценки генетического подобия колебались между 95% и 98,5%.Между тем, изучение генетического родства — достаточно скользкая материя. Всё зависит от того, какие гены принимать в расчёт, ведь геном человека состоит из трёх миллиардов нуклеотидов, каждый из которых никто не станет проверять на предмет соответствия. На это не хватит никаких сил и времени — вспомните, сколько продолжалась расшифровка человеческого генома.Даже различие в 0,5% даёт в итоге 15 миллионов нуклеотидов — более чем достаточно для вдумчивой и кропотливой работы.Из всего генетического богатства авторы последнего исследования выбрали 97 важных функциональных генов (в состав одного гена входит 1-1,5 тысячи нуклеотидов). Их и сравнивали у группы из шести биологических видов, которую составили люди, шимпанзе, гориллы, орангутанги, макаки и мыши.Рассматриваемые гены определяют строение существенных белков, регулируют основные жизненные процессы (транспорт кислорода, восстановление ДНК и прочие) и не могут быть изменены без неизбежной модификации соответствующих аминокислот.Вот на таком генетическом материале был достигнут показатель подобия шимпанзе и человека в 99,4%. Хотя на некоторых других участках ДНК, не участвующих в кодировании белков, наблюдались лишь скромные 98,4% идентичности.Не оспаривая результаты предшествующих анализов, Гудмэн утверждает, будто они концентрировались на несущественных генетических последовательностях, поэтому его 99,4% сходства показательнее, чем сторонние 98%.Допустим, шимпанзе подобна человеку, как лошадь — ослу. Ну а что же оставшиеся представители животного царства, как они себя проявили?Гориллы в смысле человекообразности сильно отстают от шимпанзе, дальше плетутся орангутанги, замыкают шествие макаки. Ни один вид приматов не обнаруживает существенного родства с мышами, использовавшимися исключительно для контроля результатов эксперимента.Выводы из содеянного Гудмэн делает самые что ни на есть революционные. А именно: к узурпированному человеком роду Homo необходимо отнести и обычных шимпанзе, назвав их, со всем уважением, Homo Troglodytes. Третьим здравствующим представителем древнего рода следует считать шимпанзе-бонобо — их светлость Homo Paniscus. Прежнее родовое название шимпанзе — Pan — несмотря на всю свою звучность, куда менее почетно, чем хамоватое Homo.Надо отметить, что подобные настроения владеют Гудмэном ещё с 1962 года. Правда, тогда в тесный круг избранных входили ещё и гориллы. А в 1991 году эколог и физиолог Джаред Даймонд (Jared Diamond) сделал ещё более радикальное предложение — назвать человека "третьим шимпанзе".Боимся, что даже в случае принятия рацпредложений Гудмэна, обезьяны не оценят его широкий жест. Тем более, у идеи нашлось немало противников.По оценкам Гудмэна, показания "молекулярных часов" свидетельствуют, что эволюционные дороги шимпанзе и человека разошлись 5-6 миллионов лет назад (гориллы откололись за миллион лет до этого). Но некоторые антропологи, Сэнди Харкорт (Sandy Harcourt) например, полагают, что разрыв произошёл на 3-4 миллиона лет раньше. А уж 10 миллионов лет раздельного проживания — слишком долгий срок для сородичей. Бернард Вуд (Bernard Wood) не считает генетическое сходство единственным аргументом, который следует принимать во внимание. Нельзя пренебрегать существенными различиями в поведении и манере передвижения.Но Гудмэн неумолим: "Чтобы быть последовательными, мы должны пересмотреть определение человеческой ветви дерева жизни… Начиная с Аристотеля, виды группировались по "степени совершенства" с человеком на самом верху. Это вело к преувеличению различий между людьми и их родственниками". Продолжаем цитировать: "Мы готовы поддержать тех, кто хочет использовать легальный контроль, чтобы остановить притеснения шимпанзе. Было бы неэтично рассматривать их как лабораторных животных, вроде крыс или мышей".Спору нет, шимпанзе действительно наши ближайшие и единственные родственники. Но повод ли это, чтобы выделять и их, в свою очередь, из всего животного царства. Как будто нет других способов проявления человеческого отношения к природе.И, в конечном счёте, любое решение американских академиков не изменит существа животрепещущего вопроса.

«Между прочим, религиозный студент может придти в замешательство, недоумевая зачем бог создаёт проблемы, снабжая хищников красивой адаптацией для ловли добычи, при этом другой рукой снабжая добычу красивой адаптацией, препятствующей этому. Видимо он наслаждается этим спортом как зритель»

Ричард Докинз