Мировоззренческие кульбиты лидеров КПРФ




Петраш Ю. Г. доктор философских наук, профессор, академик РАЕН, участник битвы за Москву, разведчик и санитар фронтового госпиталя, сын полка (1942-1943)

Вера и безверие на войне. Видеообращение академика Петраша Ю.Г.

Я, Петраш Ю. Г., коммунист с многодесятилетним партийным стажем и Иванеев С. В., приверженец марксистской научно-философской теории, считаем своим долгом отмежеваться от мировоззренческих позиций тех, кто сегодня номинально относит себя к членам Коммунистической партии Российской Федерации. Более того, мы заявляем решительный протест позиции заигрывания с религией руководства КПРФ. И пусть ему, этому руководству, не покажется, будто мы являемся кондовыми «атеистами-марксистами», не понимающими сути проблемы «народ – религия» и хотим в чём-то поучать Зюганова Г. А. и его ближайших единомышленников.

Нет, не поучать, но напомнить им азы диалектико-материалистической концепции, что есть религия и почему трудящимся массам с ней не по пути.

Мы, профессионалы-религиоведы, знаем о религии не понаслышке, судим о ней не по выспрянным фразам теологов и потому имеем полное моральное право судить о религии такой, какова она есть.

Но всё по порядку.

Коммунистическая партия, в какой бы стране она ни функционировала, руководствуется теорией, согласно которой любая религия есть форма общественного сознания, определяющей мировоззренческой координатой которой является вера в сверхъестественные силы. Остальные формы общественного сознания (мораль, искусство, идеология, право, философия и другие) имеют свой специфический статус и не могут растворяться религиозным ферментом настолько, чтобы полностью поступаться своим статусом. Хотя, верно, в условиях господства религии как идеологического средства определённых социальных кругов, религия стремится подчинить своему влиянию остальные формы общественного сознания, выставляя себя неким социально-духовно-мировоззренческим абсолютом. Но, как свидетельствует историческая практика, по мере социально-экономического прогресса, религия умеряется в своих непомерных претензиях на господство в социальных и духовно-мировоззренческих сферах жизни общества.

Нелишне напомнить, что подавляющее большинство гениальных мыслителей прошлого (Конфуций, Демокрит, Эпикур, Лукреций, Спиноза, Дидро, Фейербах, Маркс, Энгельс, Чернышевский и многие другие) прекрасно понимали отрицательную сущность религии, борясь против её мистификации бытия и отрицания достоинства человека в пользу эфемерных сверхъестественных сил.

Высший уровень научного понимания религии заняла диалектико-материалистическая теория марксизма.

Поиски человечества выхода из экономического и духовного рабства привели к такой теории, которая сфокусировала в своём содержании все самые ценные достижения мыслителей-гуманистов всех времён и народов. В основе экономической жизни общества марксизм открыл способ производства, как единства производительных сил и производственных отношений. Именно общественное бытие определяет индивидуальное и общественное сознание.

В сфере надстроечных явлений религия заняла важное место. Почему? Ответ на этот вопрос всегда давался и даётся сегодня самый разный. Следуя исторической традиции, довольно большая часть людей вкладывает в содержание религии непомерно обширный смысл. Теология, как всегда, тенденциозно представляет религию некой дистиллированной «купелью духа», – чистых помыслов и идеалов, правды, любви, гуманизма, мира и т. д. При этом замалчиваются очевидные факты войн, вероломства, обмана, горя и бед человечества, вершащихся под эгидой «воли бога». Все эти социально-духовные негативы относятся к проделкам «нечистых сил». Бог и боги по-прежнему представляются надмировыми владыками и носителями добра и счастья.

Так многотрудная история человечества увенчала богов ореолом высшей святости и благоденствия.

Вбирая в содержание своего учения о религии мировую практику свободомыслия и атеизма, марксизм создал глубокое в своей сущности учение о религии как особом роде «духовной сивухи», которой окормляет себя массовое, т. е. не теоретическое, сознание. Да, людям необходим жизненный идеал. Не находя (или не видя) его в реальной жизни, они создают такой идеал в своих помыслах, отрывая его от «жизненной скверны» бытия. Это и есть синдром отрыва своих насущных идеалов от жизненной практики и экстраполяции их на воображаемые «высшие» сверхъестественные силы.

В свете марксистской теории религия является многофункциональной социально-духовной системой. За свою многотысячелетнюю практику она облекла своим вероучением не только мировоззрение людей, но и социальные стороны общественной жизни. Обратим внимание на тот очевидный факт, что и сегодня во многих странах религия является государственным официозом. Но и утрачивая свои былые государственные позиции, она всячески стремится сохранить свои функции господства над умами и положением народа в данном сообществе. В этих целях совершенствуется система деятельности религиозных организаций, возрастает тенденция к модернизации самого культа сверхъестественных сил, умело используются научные открытия в целях доказательства «мудрости замысла бога» и т. д. Особый упор делается на пропаганду так называемых моральных ценностей религии, согласно которым верующий человек очищается от всякой скверны «волей бога».

Таковы азбучные истины марксизма относительно сущности религии. И мы бы не воспроизводили их, если бы высшие круги современной КПРФ откровенно не отворачивались от этих верных положений. А ведь программа КПРФ признаёт верность мировоззренческих основ марксистской теории и ратует за воспитание народа на основе научного миропонимания, значит, против религиозного миропонимания. Тогда как же понимать вас, именующих себя сторонниками диалектико-материалистической теории? Или вы уже в пылу сегодняшних социальных пертурбаций успели выработать некую иную теорию, соединяющую марксизм с религией, являющейся огрубленной формой идеализма? А?

Извините, товарищи, – если вы ещё не перекрасились в «господа», – но это ведь синкретизированный мировоззренческий гибрид, называемый эклектизмом, от которого веет духом беспринципного приспособленчества.

Разве это не так? Или мы, марксисты, в чем-то устарели и отстали от ваших семимильных шагов в прогресс?

Давайте разберёмся.

Вот перед нами запись беседы Председателя ЦК КПРФ Г. А. Зюганова и его окружения с маститым православным идеологом, главой Синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Московского Патриархата протоиереем Всеволодом Чаплиным от 15 ноября 2010 г.

При всём уважении к лидеру КПРФ, проводящему в жизнь демократические идеи марксизма, приходится упрекнуть его за поверхностные экивоки по адресу религии и надежды на её «могучую» поддержку в деле социального прогресса у нас в России. То же скажем и в адрес окружения Геннадия Андреевича.

В самом деле: в их выступлениях буквально нет ни слова о религии как иллюзорной форме мироотражения. Только панегирик. При этом в качестве неотразимых аргументов делаются ссылки на заслуги религии и Русской Православной Церкви в разгроме немецко-фашистского нашествия в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Иные ортодоксы в своём рвении, ничтоже сумняшеся, считают, будто именно фактор сталинского послабления религии сыграл едва ли не решающую роль в разгроме фашистской Германии.

Близки к этим «аргументам» и позиции зюгановцев.

Натяжка это и беспардонная фальсификация фактов!

Решающим фактором нашей Победы была не религия, а невероятно высокий патриотический подъём советского народа, грудью вставшего на защиту своего Отечества. Народ! Без различия национальности и принадлежности к религии или атеизму.

Один из нас (Петраш Ю. Г.), русский, бок о бок сражался с фашистскими тевтонцами на двух фронтах со своими братьями по оружию – казахами и татарами, узбеками и киргизами, грузинами и украинцами и другими. И между нами никогда не было никаких трений, было боевое братство и стремление поскорее приблизить День Победы. Однажды, под Ржевом, наша группа советского сопротивления врагу, разгромив немецкую засаду, понесла досадную потерю. Немецкий снайпер сразил нашего уважаемого товарища, стоявшего в стороне и читавшего про себя молитвы. Он был баптист. Мы это знали и всегда давали ему возможность помолиться. И свидетельствую, когда в 1943 году разрешили желающим отправлять свои религиозные требы, боевой дух фронтовиков никак не прибавил оптимизма.

И сегодня организация КПРФ на смычку коммунистов с религией более чем странной не назовешь. Мы это объясняем двумя основными причинами: слабостью культурно-воспитательной работы со стороны государства и политический популизм. То и другое обусловлено общим состоянием разрухи и развала государственной системы, доведшего наше некогда монолитное советское общество до позорной социальной поляризации. И здесь положение религией не спасти. Требуются радикальные социально-экономические преобразования. И тогда религия, лишившись своей социальной базы, перестанет подменять общественно-государственные функции и займёт определённое Конституцией РФ подобающее ей место частного дела. Пока же она торжествует свою свободу, деформируя массовое сознание населения своими фантастико-мистическими иллюзиями.

Вы, ставшие человеко-флюгерами в своих взглядах на религию, хотите возврата мировоззренческого состояния нашего народа к XIII веку? Так взгляните за окно: там XXI век с его взглядами, ценностями и идеалами. И вам история не простит духовно-мировоззренческого предательства.

Засим: преданные идеям и идеалам диалектико-материалистического мировоззрения

Юрий Петраш,
доктор философских наук, профессор, академик РАЕН,
участник и ветеран Великой Отечественной войны,
Почётный гражданин г. Обнинска

Сергей Иванеев,
кандидат юридических наук,
доцент кафедры ВУНЦ СВ «Общевойсковая академия ВС РФ»,
профессор Академии военных наук


Источник

«Я плохо представляю, что происходит с людьми: они учатся не путем понимания. Они учатся каким-то другим способом — путем механического запоминания или как-то иначе. Их знания так хрупки!»

Ричард Фейнман

Литература