Как мы познаем. Исследование процесса научного познания



Эта книга посвящена методологии науки. Авторы, анализируя историю некоторых открытий из трех областей знания, медицины, физики, психопатологии,— рассматривают научный метод познания, рассказывают о том, как делаются научные открытия, как возникают теории, как осуществляется их проверка и почему они принимаются или отвергаются. Книга рассчитана на широкий круг читателей. 
 
* * * 
 
В этой книге мы попытаемся объяснить научный метод познание. Она рассчитана на читателя со средним образованием, а не на профессиональных ученых. Мы надеемся, однако, что и ученым эта книга может оказаться полезной, давая возможность взглянуть на научный метод познания под более широким углом зрения, чем тот, который он имеет в своей практической работе в конкретной научной области. Мы написали эту книгу, потому что верим, что каждому живущему в век, когда наука играет такую важную роль, необходимо иметь представление о научном методе: как делаются научные открытия, как возникают теории, как осуществляется их проверка и почему они принимаются или отвергаются. Наше определение науки Мы исходим из достаточно широкого определения науки как деятельности, характеризуемой тремя свойствами: 
 
1. Она представляет собой поиск понимания, т. е. чувства, что найдено удовлетворительное объяснение какого-то аспекта реальности. 
2. Понимание достигается посредством формулировки общих законов или принципов — законов, приложимых к возможно более широкому классу явлений. 
3. Законы или принципы могут быть проверены экспериментально. 
 
Понимание 
 
Поиск понимания, выявление внутренних закономерностей в некотором сложном и неясном аспекте реальности — основная цель науки. Однако довольно трудно точно определить, что такое понимание. Оно, очевидно, субъективно: что удовлетворит одного, не удовлетворит другого; разные культуры обладают разными стандартами того, что можно считать удовлетворительным объяснением; то, что удовлетворяло людей 100 лет назад, может теперь оказаться непригодным. Несмотря на всю расплывчатость и неопределенность этого понятия, субъективное чувство удовлетворения от понимания аспекта действительности оказывается очень сильным и является одной из серьезных побудительных причин для занятий наукой. 
 
Общий характер законов 
 
Понимание, которого мы ожидаем от науки, выражается в виде законов или принципов, позволяющих предсказывать, что произойдет, и выяснять причину происшедшего. Под общностью мы понимаем свойство быть приложимым к возможно более широкому классу явлений. Как можно меньше законов должны покрывать как можно больше явлений. Наука — это поиск единства в разнородном, сходства в том, что кажется совершенно несхожим. Чем более общими будут наши законы, тем большее единство мы вскрыли. 
 
Экспериментальная проверка 
 
Отличительная черта науки заключается в необходимости подвергать наши объяснения экспериментальной проверке. Именно экспериментальная проверка, признание того, что мы можем изменить свое мнение, если нас к этому принудят факты, является особенностью науки. Чтобы факты могли нас заставить изменить мнение, прежде всего должны существовать сами факты: заинтересованные наблюдатели должны иметь возможность прийти к согласию в том, что является фактом, а что нет (эта проблема далеко не так проста, как кажется; в следующей главе мы рассмотрим ее несколько подробнее). Далее, факты должны влиять на степень нашей уверенности в правильности теории. 
 
Позже мы покажем, почему экспериментальные факты, которые согласуются с теорией, на самом деле не «доказывают» ее правильности и почему даже если,они не согласуются, они не всегда «доказывают», что теория неверна. Проверка теорий часто оказывается тонким и деликатным делом, и в науке мы никогда не достигаем абсолютной уверенности в их правильности или ложности. Однако эксперимент оправдан, если в зависимости от исхода он меняет степень нашей уверенности в правильности теории. Если наша уверенность в правильности теорий не может быть изменена в результате эксперимента, такие концепции не являются частью науки... 

«Точка зрения, будто верующий более счастлив, чем атеист, столь же абсурдна, как распространенное убеждение, что пьяный счастливее трезвого»

Шоу Бернард

Файлы

Общая теория роста человечества

Физика в космосе

Карл Саган. Драконы Эдема

Тюремные тетради