Афония и стресс

Афония и стресс

В обычных межличностных отношениях, когда нас охватывает внезапное чувство страха или когда мы ощущаем присутствие кого-либо, от кого мы зависим, мы можем ощутить, как сжимается горло, а голос слабеет и пропадает почти до афонии.
 
В состоянии постоянного стресса, когда расстройство становится хроническим, появляется психогенная афония. Хотя существует гиперфункциональный тип, который выражается в сильном сокращении голосовых связок, но гораздо чаще встречается гипофункциональный тип: когда пациент пытается заговорить, голосовые связки сближаются, но остаются открытыми; голос почти пропадает, в лучшем случае можно услышать икание или приступы кашля.

Исследования того, насколько личность может быть предрасположена к развитию этого расстройства, свидетельствуют, что лица, страдающие дисфонией, как правило, бывают людьми беспокойными, депрессивными, ипохондрическими и мнительными, зачастую они боятся чужого мнения, избегают общения и не дают выхода своим эмоциям. Исследователи Рой Нельсон (Roy Nelson), Диана Блесс (Diane Bless) и Деннис Хейзи (Dennis Heisey) разработали теорию, в которой определенным типам характера соответствуют разные факторы, проявляющиеся при развитии психогенной афонии.

По мысли авторов исследования, склонность к интроверсии и неврозам (пессимизму и тревожности) может повлечь за собой — при определенных условиях (таких, как наказание или дискредитация при попытке отстоять собственную правоту) — развитие стеноза гортани. В других исследованиях это расстройство связывалось с жизненными неприятностями и чувством неудовлетворенности, а также с неоднократным переживанием физического и сексуального насилия. Жалующиеся на психогенную афонию часто росли в разделенных семьях, с родителями, которых они почти не видели, став взрослыми, они были заняты на временной работе, а их личная жизнь была сложной и полной конфликтов.

Джеймс О’Хара (James O’Hara), Трейси Миллер (Tracey Miller) и Поль Кардинг (Paul Carding) вместе с другими учеными выяснили, что у страдающих этой дисфункцией наблюдается высокий уровень как физического, так и психологического истощения, а также ярко выраженное стремление к перфекционизму, ведущее к излишней озабоченности собственной безукоризненностью, повышенной самокритичности и неудовлетворенности достигнутыми результатами. Развитие афонии часто влечет за собой чувство подавленности, смущения и стыда, из-за чего некоторые стараются избегать межличностных контактов и, находясь в обществе, могут производить впечатление страдающих одной из форм мутизма.
 
Такой выбор сближает их со страдающими другим нарушением, также обычно имеющим психогенное происхождение, — это ларингеальная или спастическая дисфония. Речь идет о нарушении, локализованном в горле, вызывающем непроизвольные сокращения голосовых связок. Это состояние затрудняет артикуляцию и отражается на голосе, начинающем звучать сдавленно, напряженно и прерывисто, что затрудняет для собеседника понимание произносимых слов.
 
Когда мы говорим, воздух из легких проходит через две эластичные структуры, называемые голосовыми связками, со значительным напряжением, заставляя их вибрировать, производя звучание.
При спастической дисфонии мышцы внутри связок непроизвольно сокращаются, что затрудняет артикуляцию. Этот симптом напоминает заикание, стой разницей, что слова произносятся неясно и с затруднением.
Нередко случается, что страдающие этим расстройством прибегают к помощи алкоголя, чтобы уменьшить напряжение в горле, снизить тревожность и, находясь в компании, скрыть тремор и затруднение при глотании.
Это подтверждает опрос, проведенный online Дианой Кирк (Diana Kirke), Стивеном Фрихтом (Steven Frucht) и Кристиной Симонян (Kristina Simonyan), в котором принял участие 531 человек, страдающий этим расстройством.
 
Анализ полученных данных показал, что значительная часть опрошенных регулярно выпивали: 34 % постоянно, 25,4 % ежедневно и 25,9 % раз в неделю. В процентном отношении, как отмечают авторы опроса, это выше, чем в среднем по населению (включая любителей выпить). Ничего удивительного, учитывая, что свыше 55 % опрошенных заявили, что они испытывают облегчение после того, как пропустят пару стаканчиков, что также подтверждают их друзья и близкие.

Чувство облегчения, приписываемое действию алкоголя, на самом деле принадлежит передаче ГАМК (гамма-аминомасляной кислоты, GABA). ГАМК, или гамма-аминомасляная кислота (аминалон), — это один из важнейших нейротрансмиттеров центральной нервной системы, оказывающий тормозящее и седативное действие: он снижает степень возбуждения мозжечка, уменьшает тремор; кроме того, он повышает уровень допамина в прилежащем ядре, отделе мозга, ответственном за чувство удовольствия и благополучия.
 
Случай из практики. Без слов
 
Окончив факультет экономики, Риккардо потратил много сил, чтобы найти работу по своей университетской специальности. После многих безрезультатных собеседований он принял решение временно пойти работать к отцу в семейную механическую мастерскую.
 
У молодого человека всегда были натянутые отношения с отцом, однако, поскольку в университетские годы он редко бывал дома, трения и разногласия между ними несколько сгладились.
Тем не менее Риккардо не разделял страсть своего отца к автомобилям, он не умел и не любил возиться с моторами, тормозной системой и т. п.
 
Полная профнепригодность сына замедляла работу отца, человека угрюмого и нетерпеливого. Вместо того, чтобы объяснить Риккардо, что и как нужно делать, он обрушивался на него и часто повышал голос, ругаясь и обвиняя его в неумении.
 
Молодой человек, сознававший, что у него не было другого источника дохода, гарантировавшего бы ему минимальную экономическую независимость, продолжал терпеть, сдерживая выражения недовольства и не давая волю чувствам. Сложившаяся ситуация, вместо того чтобы со временем, когда молодой человек приобретет необходимый уровень компетенции, улучшиться, приобретала хронический характер, и нахождение в мастерской становилось для Риккардо кошмаром. Вскоре, по мере роста чувства беспокойства, молодой человек начал ощущать охриплость и неприятное ощущение в горле, усиливавшееся на работе. Постепенно эти симптомы усиливались: Риккардо жаловался на постоянную боль в горле, полоскания или спреи не приносили ему облегчения, голос продолжал слабеть, и молодому человеку угрожала настоящая афония.

Итак, он решил посетить отоларинголога, который, однако, не обнаружил ничего аномального и приписал его расстройство пережитому стрессу. Понимая, что стресс был вызван его отношениями с отцом, Риккардо решил, что для сохранения здоровья ему следует уволиться и освободиться от всех жаб, которых ему пришлось проглотить. На следующий день он пошел в мастерскую и сказал отцу, что им нужно поговорить. Отец, теряя терпение, приказал ему надеть спецовку и проверить систему охлаждения «Форда». После очередной демонстрации презрения Риккардо, бывший к тому времени уже на грани, начал кричать (насколько это позволяла ему сила голоса): он сказал отцу, что тот его не поддерживал, что он был самым плохим отцом и еще худшим работодателем, и прежде всего, что он может заниматься этой «грязной» работой сам. Затем он ушел, заявив, что ноги его больше не будет в мастерской. Через пару недель боль в горле значительно уменьшилась.
 
Риккардо вновь обрел голос, а также нашел себе работенку: он доставлял пиццу на дом! Разумеется, это было не бог весть что, однако, в ожидании лучшего, он проводил много времени вне дома, и прежде всего, во время своих переездов он весело распевал во всё горло!

Отрывок из книги Пакори Марко "Тайный язык симптомов. Как распознать SOS-сигналы своего тела"
 

«Научные истины всегда парадоксальны, если судить на основании повседневного опыта, который улавливает лишь обманчивую видимость вещей»

Карл Маркс

Файлы

Большое, малое и человеческий разум

Научный атеизм. Учебное пособие

Наука в поисках Бога

Острая стратегическая недостаточность