Эмоциональный профиль

Эмоциональный профиль

– Всяк неповторим, – говорит Грегори Коэн. – Не только физически и интеллектуально, но и эмоционально.
Коэн психиатр, практика у него под Лос-Анджелесом. Он высокий серьезный малый с участливыми глазами и тихим голосом, который насыщается страстью, когда Коэн заговаривает о своей работе:
 
– Любой из нас наделен своей особой эмоциональной реактивностью. Эмоциональный инструментарий у всех один, но применяется по-разному; как и в случае со всеми психологическими чертами, тут есть свои особенности. А иногда – в силу генетического сбоя или же как следствие жизни самого человека – этот инструментарий служит хозяину скверно. Я посвящаю свое время тем, кому эти самые особенности мешают жить.
 
Коэн рассказывает мне о своем новом пациенте Джиме, который пришел в терапию из-за того, что жена решила с ним развестись. «Меня это расстроило», – сказал Джим Коэну, словно это и так не очевидно.
 
На первом сеансе Джим пояснил, что у него это третья жена. «У нас был хороший брак, – рассказывал он. – А потом вдруг я прихожу домой, а у нее чемоданы собраны – и вот уж нет ее. Никаких предупреждений, ничего – я понятия не имел, что она такое обдумывает».
Джим сказал, что не мог понять, почему его жена желает развода. Он настолько не улавливал чувств супруги, что даже теперь, когда она ушла, не смог осознать, что в их браке могли быть вообще какие-то неполадки. Но Коэн не задает наводящих вопросов. Перебивать пациентов он не любит. Предпочитает наблюдать, куда они двинутся самостоятельно.
 
«Я ее любил, а она любила меня, – продолжал Джим. – Она никого так не любила, как меня», – и поверх этого, по словам Джима, у них трое детей – «чудесных детей». Джим не мог взять в толк, с чего она его бросила.
Джим говорил с большой убежденностью. Но Коэн был уверен, что Джим – не тот идеальный партнер, каким себя видел. Наконец он надавил на Джима, и Джим признался, что у него были романы на стороне.
 
«Во всем она виновата, – сказал Джим. – Она со мной была неотзывчива». А затем добавил: «По-моему, моя жена алкоголичка. Это с ней что-то не так. Мне кажется, в этом корень всех зол». К концу сеанса выяснилось, что дети с Джимом тоже не разговаривают. И вроде бы это столь же неизъяснимо, как и уход от Джима его супруги. «Я был отличным отцом», – настаивал он.
 
Коэн наблюдает, как я закатываю глаза. Он знает, что я думаю: этот мужик – балбес и врун. Но все не так просто, говорит мне Коэн.
– Да, с поверхности кажется, будто Джим не говорит правду. Но он и не врет – он просто заблуждается, – говорит Коэн. – На сознательном уровне Джим верит, что был чудесным мужем и отцом, замечательным человеком. Между тем в глубинах его бессознательного верно обратное. Он ужасный человек и любить его совершенно невозможно.
 
Классический случай отрицания, поясняет Коэн. Психика готова на многое, лишь бы скрыть то, что приносит душевные страдания, хотя за целую жизнь вранья самому себя приходится расплачиваться.
 
Согласно Коэну, в умственном состоянии Джима главенствует не грандиозное самомнение или хвастовство, как это может показаться на первый взгляд. На самом деле правит жизнью Джима стыд – чувство смятения или унижения, происходящее из отрицательной самооценки, оно ассоциируется с желанием спрятаться или убежать. Это одна из наиболее вредоносных эмоций, и, чтобы защититься, Джим создал нарциссическую оболочку – систему простейших защитных механизмов, позволяющих ему избегать осознания этого невыносимого бессознательного взгляда на самого себя.
 
Все эмоции представляют собой реакции на обстоятельства или ситуации. Они возникают, направляют наше мышление, а затем растворяются. Но Джим сверхподвержен стыду, и потому даже малые события – легкая критика, например, какую большинство из нас пропустит мимо ушей, – способны пробудить в Джиме сильную реакцию стыда. В результате ему так часто стыдно, что стыд становится едва ли не подводным течением всей его жизни: он окрашивает все, чем Джим занят.
 
Переживание различных эмоций индивидуально и во многом определяется склонностями того или иного человека. Коэн рассказывает о совокупности всех эмоциональных склонностей того или иного пациента, называя это «эмоциональным профилем». В научной литературе описано немало разнообразных связанных понятий – их называют «темперамент», «биологическая чувствительность к контексту», «стрессовая реактивность», «аффективный стиль» и «эмоциональный стиль». У Джима эмоциональный профиль имеет сильный крен в стыд. Настолько сильный, что, по словам Коэна, стыд – «доминантное эмоциональное состояние» Джима.
 
Представление о том, что в эмоциональном профиле человека может преобладать некая одна эмоция или набор эмоций, восходит к временам Древней Греции и Древнего Рима, когда врачи делили людей на четыре категории. Сангвиниками считали тех, кто жизнерадостен и открыт, меланхоликами – тех, кто склонен к страху и печали, холериками – склонных к агрессии, а флегматиками – таких, кого нелегко взбудоражить. Но такая классификация чересчур упрощает картину. У большинства людей в эмоциональном профиле не преобладает какая-то одна эмоция. Эмоциональная жизнь у них уравновешена.
 
Эмоциональный профиль человека описывает, чего стоит вызвать в нем ту или иную эмоцию, насколько быстро она развивается, насколько яркой обычно бывает и сколько времени угасает. Психологи, описывая это, используют понятия «порог», «латентность до пика», «величина реакции» и «восстановление». Эти аспекты укаждого человека проявляются по-своему и зависят от той или иной конкретной эмоции – а особенно от того, положительная она или отрицательная.
 
Некоторых из нас легко обидеть или пристыдить, а вот напугать, допустим, труднее. Кто-то обижается или переживает стыд в гораздо более жестких обстоятельствах, напугать же такого человека можно запросто. Кто-то оскорбится, если ему или ей сказать, что у них усталый вид или ужасный наряд; другие в ответ лишь пожмут плечами. У каждого из нас свой порог той или иной эмоции.
 
Развитие эмоциональной реакции во времени называется латентностью до пика. Кто-то впадает в тревогу быстро, а у кого-то она нарастает медленно. Величина эмоциональной реакции тоже бывает разной. Один человек, если его подрезали на трассе или влезли перед ним без очереди в продуктовом магазине, слегка рассердится, а другой впадет в бешенство. И наконец, параметр «восстановление» показывает, как скоро тот или иной человек возвращается к своему основному состоянию. Есть люди, легко отпускающие те или иные эмоции, а есть такие, кто за них держится. Термин «восстановление» может сбивать с толку, если применять его к положительным эмоциям: вроде бы странно это – именовать «временем восстановления» период, за который рассеивается у нас, например, приятное чувство, возникшее от чьего-то комплимента, но вот так это называют психологи.
 
Все вместе ваши склонности к реакции по каждой эмоции составляют эмоциональный «отпечаток пальца». Это ваш эмоциональный профиль. Как этот профиль складывается, как его осознать и как, если нужно, менять?
 
Врожденное в противовес взращенному
 
Еще студентом колледжа я привел домой свою тогдашнюю девушку – познакомить ее с родителями. Она спросила у моей матери, каким я был в детстве. Наверняка же я был симпатягой, да? На что мама с ее густым польским акцентом ответила так: «Симпатягой? Ага, но ой-вэй – вам кажется, будто Ленни сейчас вляпывается в неприятности? Видали б вы его тогда! Хороший был мальчик, поймите меня правильно. Однако в три годика он попытался бриться отцовской бритвой. Все лицо себе располосовал – и это еще цветочки. Сколько ж раз мы возили его в травмпункт! А сколько раз забирали из кабинета директора в школе! Он не меняется нисколечко. Хорошо, что вы его терпите! Много есть девушек, какие не стали б. Я уж думала, он себе никогда девушку не найдет!» На этом я поспешил вывести подругу прочь из нашего дома и заняться чем-нибудь поприятнее – да хоть снег лопатой разгрести.
 
Мама считала, что она с самого начала знала, какими мы вырастем. Мой старший брат был с ранних лет застенчивым и тревожным, говорила мама. Младший брат всегда был приветливым и болтливым. А я уродился любопытным – но не по-хорошему любопытным, а опасно: за такое любопытство на базаре нос отрывают. И действительно: старший брат вырос одиночкой, а младший стал врачом, которому постоянно доставалось от начальства за то, что он тратит на пациентов слишком много времени. Подозреваю, я под мамину теорию тоже подпадаю: тот самый малыш, который экспериментировал с бритвами, вырос и стал ученым.
 
Как и считала, судя по всему, моя мама, есть, несомненно, в эмоциональном профиле человека некие врожденные аспекты. Младенцы уже в два-три месяца улыбаются и смеются, выказывают досаду и гнев, и реактивность у разных младенцев в каждом подобном проявлении своя. Однако столь же несомненно, что и наш опыт, пока мы взрослеем, вносит свой вклад в наш развивающийся эмоциональный профиль.
 
В случае с Джимом его подверженность стыду – результат постоянной критики, которую обрушивала на него мать. Когда он еще младенцем чересчур крепко брал материн сосок, она взвизгивала, бросала его обратно в колыбель и сердито выходила вон. Перемотка вперед: Джим выбирает себе смокинг для выпускного вечера. Мать находит тот, который нравится ей, показывает Джиму. Джим не падает в обморок от восторга, мать разворачивается, уходит к машине и уезжает, бросив Джима одного. В годы между этими двумя случаями произошло бесчисленное множество других подобных, и все они говорили Джиму об одном и том же: ты ужасен.
 
– Джим уже взрослый, – говорит Коэн, – но остается заложником своего детства. Это экстремальный случай – когда человека постоянно вот так стыдят, однако нет ничего необычного в том, что человек склонен к стыду, если в детстве происходило что-то вот такое. То же касается и других эмоций. Наш эмоциональный профиль – результат взаимодействия нашего детского опыта и генетического устройства.
 
О том, какой фактор главенствует, психологи во мнениях не сходятся, однако все согласны с тем, что и врожденное, и взращенное важны для нашего эмоционального развития. Сейчас, благодаря развитию нейробиологии, понимания того, как это взаимодействие устроено, у нас больше, чем когда-либо, и это позволяет нам соотнести наши эмоциональные характеристики с процессами и системами в мозге.
 
Одно из первых исследований взаимосвязи врожденного и взращенного – и, вероятно, самое поучительное – состоялось в 1990-е, и выполнил его Майкл Мини, ученый из Университета Макгилла в Монреале. Первопроходец в области эпигенетики, Мини открыл механизм, посредством которого воспитание способно подействовать аналогично тому, как методами генетики действует природа.
 
Ключевой факт эпигенетики состоит в следующем: хотя генетические черты того или иного организма кодирует ДНК, чтобы эти черты проявились, соответствующий участок ДНК необходимо активировать. Ранее ученые считали, что это происходит автоматически, но мы теперь знаем, что целые сегменты ДНК можно включать и выключать, и зачастую это происходит в зависимости от нашего окружения или того, что мы переживаем. Гены-то наши при нас на всю жизнь, а вот на воздействие этих генов мы не обречены. Его зачастую можно изменить. Эпигенетика изучает процессы, посредством которых окружающая среда и наши переживания способны влиять на действие нашей ДНК.
 
Мини взялся за свои исследования благодаря случайной встрече с другим ученым из Макгилла – Моше Зифом, они познакомились на одном международном научном съезде в Мадриде. Зиф был специалистом в вопросах того, как химические изменения в ДНК влияют на активность генов. Пусть они и работали в одном и том же университете, Мини и Зиф знакомы не были, а потому отправились в бар выпить пива. «Нешуточно выпить», – уточнил Зиф.
 
Прихлебывая пиво, Мини рассказал Зифу о своих экспериментах на крысах: эти эксперименты показали, что крысы, которых растили невнимательные матери, обычно вели себя беспокойнее крыс, которых вскормили матери более заботливые. Рассказал он и о том, как деятельность генов, связанных со стрессом, меняется у тех крыс, которым досталось мало заботы. И вот тут-то в голове у Зифа вспыхнула лампочка: а может ли разница в тревожности между крысами, выращенными в недостатке заботы, и крысами, о которых заботились хорошо, быть связана с эпигенетикой? Эта мысль противоречила общепринятым представлениям и об эпигенетике, и о нейробиологии. Вместе с тем исследователи, изучавшие эпигенетику, считали, что этот процесс касается только перемен, возникающих на эмбриональной стадии развития человека – или в раковых клетках. В то же время большинство нейробиологов придерживались мнения, что долгосрочные перемены в поведении происходят из-за физических изменений в нейронных цепях и никак не связаны с экспрессией ДНК. Однако Мини догадка Зифа заинтриговала, он взялся развивать ее, и в конце концов у них с Зифом сложилось сотрудничество.
 
Эпигенетика поведения
 
У крыс, о которых Мини рассказал Зифу, фоновой была высокая тревожность. Они проявляли сверхчувствительность к угрозам в окружающей среде и даже просто к незнакомым предметам или неожиданным событиям. Если их помещали в незнакомую обстановку, они замирали, а если их пугали, подскакивали чуть ли не на фут. В стрессовых обстоятельствах у подопытных крыс выделялось много гормонов, именуемых глюкокортикостероидами, от них сердце колотится чаще, а мышцы мобилизуются до режима «бей или беги». Самки таких крыс из-за постоянного стресса заботились о своем потомстве плохо и обычного внимания им не уделяли.
 
У других крыс в лаборатории Мини уровень тревожности был на другом краю спектра. В новых обстоятельствах эти крысы начинали исследовать территорию. Даже под действием электрического разряда стрессовые гормоны у них выделялись в малых количествах. Самки в этой группе были к своим детенышам очень внимательны.
 
Мини заметил, что матери спокойных крыс подолгу вылизывают и охорашивают своих отпрысков, а это значит, что и сами матери – из спокойных. Вместе с тем матери тревожных крысят вылизывали их и ухаживали за ними мало, а значит, сами родились у тревожных матерей. Вот эта черта спокойствия-тревожности, похоже, передавалась генетически из поколения в поколение. Если Зиф не заблуждался, дело тут не только в этом.
 
Чтобы разобраться, Мини поставил хитроумный эксперимент. Ученый подменил крысиное потомство при рождении: детенышей беспокойных матерей подложил спокойным и наоборот. Если эмоциональный профиль в плоскости спокойствие – тревожность наследуется, перемена матерей никак не повлияет на детенышей. Но, оказалось, влияние есть. Детеныши выросли с теми чертами, какие были у взрослых крыс, которые их вырастили, а не у тех, из чьей утробы они появились на свет. Мини знал из других исследований, что генетика – фактор действенный, однако его эксперимент показывал, что на эмоциональный профиль влияет поведение матери, а не ее гены. Что же происходит?
 
Проведя физиологическое исследование, Мини с коллегами выяснили, что ген, отвечающий за рецепторы гормона стресса – своего рода «ген спокойствия», – в мозге у крысы меняется под действием детского опыта у животного. Вылизывание и уход, получаемые крысенком от матери-крысы, активировали ген спокойствия. Если же мать небрежна, определенные связки атомов – метильные группы – присоединяются к участку ДНК, содержащему ген спокойствия, его действие тем самым оказывается подавлено, и крыса при этом становится подвержена тревожности.
 
Работа Мини и его коллег выявила недостающее звено в рассуждении о врожденном и взращенном: стало ясно, как взаимодействуют черты врожденные и черты воспитанные, как наш опыт меняет действие ДНК. Однако мысль о том, что опыт человека способен повлиять на экспрессию генов у него в организме, в свое время показалась революционной. Многие ученые приняли ее, однако возразили, что происходящее с крысами не обязательно происходит и с людьми. И тогда Мини поставил еще один эксперимент.
 
Он и его коллеги добыли образцы мозговой ткани и развернутые психологические и медицинские истории людей, пострадавших в детстве от насилия и впоследствии покончивших с собой. Обнаружилось, что, как и у крыс, по сравнению с мозговыми тканями тех, кто насилия не переживал, у пострадавших обнаружилось намного более сильное метилирование в том участке ДНК, где находится ген, отвечающий за рецептор гормона стресса. Как и с крысами, стрессовый детский опыт делает взрослых менее приспособленными к потрясениям (а потому более склонными к самоубийству). Мини выявил, что эмоциональный профиль человека складывается из генетических предрасположенностей и из эпигенетики – она оказалась значимым механизмом, посредством которого проявляет свою силу воспитание.
 
Работы Мини и его коллег привели к появлению новой научной области – эпигенетики поведения. На нее возлагают большие надежды те, кто страдает от эмоциональных расстройств, поскольку эпигенетика поведения предполагает, что, даже если некая тенденция досталась человеку по наследству, ее можно преодолеть, перестроив работу мозга.
 
На ваш эмоциональный профиль сильнее всего можно повлиять в раннем детстве. В зрелые годы он обычно меняется мало. Во взрослый мир человек попадает с уже более-менее оформившимися реакциями на внешний мир, и изменить их трудно. Однако находки Мини показали, что изменить их все же можно. Эмоциональный профиль, доставшийся вам по наследству от вас-юного, – отнюдь не что-то постоянное. Мозг можно преобразовывать. И первый шаг на этом пути – выяснить, каков ваш эмоциональный профиль.
 
Ваш эмоциональный профиль
 
Эмоции обычно благоприятно влияют на наши мысли, решения и поступки; полная невосприимчивость ни к каким эмоциям – штука нехорошая. Вместе с тем чрезмерная эмоциональность может усложнить жизнь. В эмоциональном профиле нет ни правильного, ни неправильного, но все же некоторые профили способны упрощать жизнь, а некоторые – подвергать человека ненужным страданиям или мешать желательному ходу жизни. Полезно знать, каков он, ваш эмоциональный профиль, поскольку знание самого себя помогает понимать других.
 
И практикующие специалисты, и исследователи эмоций подчеркивают: один из самых примечательных аспектов человеческих эмоций состоит в том, до чего непохоже они проявляются у разных людей. Существует широчайший диапазон эмоциональных профилей, люди по-разному реагируют на сходные обстоятельства и трудности. Психологи и психиатры за долгие годы разработали и опубликовали в академических журналах множество всевозможных «описей», позволяющих изучать индивидуальные различия. Это анкеты, посредством которых можно охарактеризовать ваш эмоциональный профиль по многим разным направлениям. Сложились эти анкеты не в результате некоего систематического исследования эмоций: каждый такой опросник был разработан теми или иными учеными, пытавшимися понять некую конкретную эмоцию, на которой они специализируются. Эти семь опросников оказались, если судить по их популярности в научной литературе, наиболее авторитетны. С их помощью можно оценить склонность к стыду, виноватости, гневу, агрессии, радости/счастью и романтической любви/привязанности. Заполнение этих анкет поможет вам определить, как вы склонны реагировать на различные эмоционально заряженные обстоятельства повседневной жизни.
 
Опросники эти составили не авторы книг по самосовершенствованию. Таков результат труда ученых, пытающихся разобраться в основах человеческой психики. Некоторые анкеты создавались для изучения людей с физическими или психическими расстройствами, мешающими их эмоциональной жизни, но даже в таких случаях анкеты необходимо было сперва проверить на людях, у которых подобных расстройств нет. Исследователи составили опросники методом проб и ошибок, а действенность своих наработок проверяли, привлекая сотни или даже тысячи испытуемых, а в одном исследовании более десяти тысяч. В этих исследованиях психологи смогли подтвердить постоянство и устойчивость получаемых результатов. Под воспроизводимостью я имею в виду вот что: если вы заполняете опросник во вторник, а затем в четверг, должны получиться похожие результаты; под устойчивостью же подразумеваю, что вы, пройдя тест сегодня, а затем через полгода, тоже получите похожие результаты (если только не произойдет какое-нибудь судьбоносное событие или психотерапевтическое вмешательство).
 
Далее я предложу вашему вниманию эти подтвержденные исследованиями оценочные инструменты. Вы, возможно, не пожелаете заполнять все приводимые опросники, а может, вам захочется заполнять их постепенно. Серьезных погружений в себя они не потребуют, зато потребуют откровенных ответов, касающихся вашего поведения и пережитых чувств. Отвечая чистосердечно, вы сможете многое узнать о себе самих.
 
Многие люди поразительно не осведомлены о своем эмоциональном профиле. Если полученные вами результаты не кажутся вам похожими на правду, отнеситесь к ним с некоторыми оговорками. Однако, если пожелаете хотя бы допустить возможность того, что удивляющие вас результаты верны, у вас, вероятно, откроются глаза на некоторые тенденции, каких вы в себе не осознавали.
Можно применять эти анкеты и для того, чтобы разобраться в ком-то другом, если вы с этим человеком достаточно близки, чтобы прикинуть, как они ответили бы на тот или иной вопрос. Может оказаться забавным и поучительным, если попросить спутника или спутницу жизни – или же кого-то еще, с кем вы близки, – попытаться ответить на вопросы от вашего имени, а затем сверить результаты, которые получились у вас самих. Таким способом можно заодно проверить, насколько честно вы сами прошли опрос.
 
Форматы всех опросников и системы подсчета очков в них похожи, но не идентичны. Так получается потому, что разработаны они различными группами исследователей, и у каждой группы свой подход. Поэтому инструкции и утверждения придется читать внимательно. Отдельно заметьте, что некоторые формулировки утвердительные, а некоторые – отрицательные.
 
Не просиживайте подолгу над каждым вопросом: правильных или неправильных ответов на них нет, не включены в анкеты и вопросы с подвохом. Просто давайте тот ответ, который в целом, или почти во всех случаях, кажется вам верным. И пусть вы вольны не браться за те анкеты, на вопросы которых не желаете отвечать, прошу вас не пропускать вопросы в тех анкетах, которые вы решили заполнить, – в противном случае получите ошибочный результат.
 
Некоторые вопросы начинаются с того, что обрисовывают некий поступок, какой вы не стали бы совершать. Например, вот так: «Вы на работе что-то ломаете, а затем скрываете это», – и далее вам предлагают оценить вероятность того, что вы отреагируете на это определенным образом. В таких случаях постарайтесь оценить, что вы предприняли бы, даже если вам не кажется, что вы вообще способны оказаться в подобных обстоятельствах. Опросник касается ваших реакций, даже если ситуация, на которую вы откликаетесь, с большой вероятностью никогда не возникнет.
 
Возможно, вам иногда будет трудно выбирать между вариантами ответов: описанное переживание я «2 = вероятно, почувствовал бы» или «3 = почувствовал бы с очень большой вероятностью»? Подобные трудности нормальны, и в таких случаях просто выбирайте одно из них. По замыслу разработчиков, вопросов в тестах должно быть достаточно, чтобы подобные неоднозначности гасили друг друга, да и в любом случае анкеты не настолько точны: разница в балл-другой существенной роли не играет. А потому не раздумывайте слишком уж напряженно: первый ответ, какой приходит в голову, – вероятно, самый для вас подходящий. И наконец, важно отдавать себе отчет, что опросники эти разработаны для того, чтобы оценивать склонности и способности, а не поступки или ваши текущие мимолетные эмоциональные переживания.
 
Опросники для оценки переживания стыда и вины
 
Ниже представлены одиннадцать ситуаций, какие могут возникнуть в повседневной жизни. Попытайтесь вообразить себе их. За каждой ситуацией следует описание двух распространенных вариантов (а и б) возможной реакции. Вас не просят выбирать между ними. Вам предлагают оценить, с какой вероятностью вы ответили бы так, как описано в обоих вариантах. Возможно – и это допустимо, – что для вас и а, и б – вполне вероятные варианты ответа, в этом случае присвойте обоим ответам 5 баллов; если же не годится ни тот, ни другой, присвойте обоим по 1 баллу.
 
Инструкция: оцените каждый вариант цифрой от 1 до 5, где
 
1 = очень маловероятно,
2 = маловероятно,
3 = иногда,
4 = вероятно,
5 = скорее всего.
 
1. Вы планируете встретиться с другом за обедом. В пять часов вечера вы понимаете, что пропустили встречу.
а) Вы подумаете: «Я не считаюсь с другими людьми». ______
б) Вы подумаете, что должны как можно скорее искупить свой проступок перед другом. ______
 
2. Вы сломали что-то на работе и скрываете это.
а) Вы подумаете, не уволиться ли вам. ______
б) Вы подумаете: «Меня это беспокоит. Нужно либо починить поломанное, либо найти кого-то, кто починит». ______
 
3. На работе вы тянете с планированием проекта до последнего, и проект складывается неудачно.
а) Вы сочтете себя ущербным(—ой). ______
б) Вы подумаете: «За такое управление проектом я заслуживаю выговора». ______
 
4. Вы делаете ошибку в работе и выясняете, что за нее обвинили кого-то из ваших коллег.
а) Вы промолчите, а коллегу станете избегать. ______
б) Вы расстроитесь и постараетесь исправить ситуацию. ______
 
5. Резвясь, вы бросаете мяч, и он попадает вашему другу/подруге в лицо.
а) Вы покажетесь самому(—ой) себе неуклюжим(—ей) – даже мяч толком бросить не умеете. ______
б) Извинитесь и приложите все усилия, чтобы утешить друга/подругу. ______
 
6. Вы ведете автомобиль и сбиваете зверушку.
а) Вы подумаете: «Я ужасный человек». ______
б) Расстроитесь, что не были внимательнее за рулем. ______
 
7. Выходите с экзамена и вам кажется, что все удалось превосходно. А затем выясняется, что на самом деле вы не справились.
а) Вы сочтете себя тупым(—ой). ______
б) Вы подумаете: «Надо было учиться упорнее». ______
 
8. Проводя досуг в компании друзей, вы насмехаетесь над другом/подругой, которого с вами нет.
а) Вы сочтете себя ничтожным(—ой), как крыса. ______
б) Вы извинитесь и заговорите о хороших качествах того друга / той подруги. ______
 
9. Вы совершаете большую ошибку в важном проекте на работе. От вас зависели другие люди, и ваш начальник (ваша начальница) вас критикует.
а) Вы почувствуете себя так, будто вам хочется спрятаться. ______
б) Вы подумаете: «Надо было разглядеть ошибку и стараться сильнее». ______
 
10. Вы присматриваете за собакой друга, пока друг в отпуске, и собака сбегает.
а) Вы подумаете: «Я безответственный(—ая) и бестолковый(—ая)». ______
б) Дадите себе слово, что в следующий раз будете внимательнее. ______
 
11. Вы участвуете в вечеринке по случаю новоселья у коллеги и проливаете красное вино на новый бежевый ковер хозяев, однако думаете, что никто не заметит.
а) Вы жалеете, что оказались на этой вечеринке, а не где угодно еще. ______
б) Задержитесь после того, как все разойдутся, чтобы помочь отмыть ковер. ______
 
Итого:
за все ответы (а) = баллы по шкале «СТЫД»: ______
Итого:
за все ответы (б) = баллы по шкале «ВИНА»: ______
 
Диапазон возможного количества баллов и в категории «стыд», и в категории «вина» колеблется от 11 до 55; во многих исследованиях примерно половина респондентов набрала от 25 до 33 по шкале стыда и от 42 до 50 по шкале вины; женщины обычно набирали на пару баллов больше по обеим шкалам, а мужчины – на пару баллов меньше.
 
До недавнего времени систематических эмпирических исследований стыда и вины не происходило. Приведенный выше тест-опросник, разработанный ведущими специалистами в этой области, – вклад в исследования именно этих эмоций. Стыд и вина – две эмоции, тесно связанные с самостью человека в его отношениях с другими людьми. Стыд представляет собой беспокойство о том, как воспринимаете себя вы сами и как вас воспринимают окружающие, тогда как вина связана с беспокойством о том, как ваши действия влияют на других. 
 
Стыд ассоциируется с желанием спрятаться или убежать, а вина связана с желанием извиняться или исправлять. Роль того и другого в наших общественных взаимодействиях сводится к тому, чтобы удерживать нас от проступков и злодеяния и подтолкнуть к тому, чтобы мы исправляли, извинялись и искупали. В одном примечательном лонгитюдном исследовании, например, обнаружилось, что пятиклассники, склонные к переживанию вины, став взрослыми, с меньшей вероятностью усаживались за руль в подпитии, чем среднестатистический человек, в детстве не особо переживавший по поводу вины, и с большей вероятностью занимались общественно-полезной деятельностью.
 
Склонность к переживанию и вины, и стыда коренится в наших самых ранних переживаниях в семье; судя по всему, ее нам прививают родители – особенно отцы. Стыд возникает примерно к двум годам, тогда как виноватость требует более развитых мыслительных способностей и обычно раньше восьми лет не проявляется. Стыд – мучительное переживание, обычно он отрицательно сказывается на отношениях с другими. Люди, подверженные стыду, склонны винить других в неблагоприятных событиях, а также могут быть склонны к гневу и враждебности и в целом менее способны выражать эмпатию. А вот люди, подверженные переживанию вины, обычно менее склонны к гневу, более склонны выражать гнев напрямую и, похоже, эмпатию им проявлять легче. Они склонны принимать на себя ответственность за неблагоприятные исходы событий.
 
Опросник для оценки тревожности
 
Инструкция: присвойте каждому утверждению наиболее подходящее число баллов.
 
1 = почти никогда,
2 = иногда,
3 = часто,
4 = почти всегда.
 
1. ______ Я чувствую себя уверенно.
2. ______ Я спокоен(—йна), уравновешен(—а) и собран(—а).
3. ______ Я легко принимаю решения.
4. ______ Я удовлетворен(—а).
5. ______ Я счастлив(—а).
6. ______ Я доволен(—льна) собой.
7. ______ Я уравновешенный человек.
8. ______ Я чувствую себя приятно.
9. ______ Я чувствую себя отдохнувшим(—ей).
10. ______ Я слишком много беспокоюсь о том, что на самом деле не важно.
11. ______ Я чувствую себя нервным(—ой) и беспокойным(—ой).
12. ______ Размышляя о недавних заботах и хлопотах, я вхожу в напряженное или взвинченное состояние.
13. ______ Мне не хватает уверенности в себе.
14. ______ Я чувствую, как нагромождаются трудности, и я не в силах их преодолеть.
15. ______ Я чувствую себя неудачником(—цей).
16. ______ Я так остро воспринимаю разочарования, что не в силах выбросить их из головы.
17. ______ Хотелось бы мне быть таким(—ой) же счастливым(—ой), как другие.
18. ______ Некоторые неважные мысли носятся у меня в голове и не дают мне покоя.
19. ______ У меня бывают тяжелые мысли.
20. ______ Я чувствую себя ущербным(—ой).
 
Тест-опросник для оценки тревожности устроен так, что согласие в вопросах 1–9 указывает на низкую тревожность, тогда как утвердительные ответы на вопросы 10–20 говорят о том, что тревожность присутствует. В результате подсчет баллов несколько сложнее, чем в шкалах стыда и виноватости. Вот как этот подсчет устроен:
 
1) Сложите баллы, расставленные вами в вопросах с первого по девятый.
Итого: ______
2) Вычтите количество баллов, полученное в пункте 1, из 45.
Итого: ______
3) Сложите баллы, расставленные вами в вопросах с десятого по двадцатый.
Итого: ______
4) Сложите результаты, полученные в пунктах 2 и 3.
Итого ваши баллы тревожности: ______
 
Баллов в тесте-опроснике на тревожность может быть от 20 до 80; среднее – 35; примерно половина из всех опрошенных набирает от 31 до 39 баллов. Пациенты с депрессией, зачастую страдающие тревожностью, обычно набирают 40–50 баллов или более.
 
Тревожность рождается от восприятия угрозы. В отличие от страха – нашей реакции на конкретную, определимую и близкую опасность, – тревожность возникает из-за угрозы потенциальной и непредсказуемой, какая предполагает малую вероятность действительного вреда или же сама по себе смутна и неоднозначна – или не имеет внятного источника. Следовательно, в обычной жизни более распространена хроническая тревожность, нежели хронический страх. С эволюционной точки зрения обе эмоции помогают оградить нас от неприятностей, но по-разному. Страх стимулирует защитную реакцию – реакция «бей или беги», – и она быстро сходит на нет, когда опасность исчезает. Тревожность же связана с более опосредованными методами преодоления угрозы и может длиться некоторое время. Она защищает нас, подпитывая предвосхищение потенциально вредоносных обстоятельств и, соответственно, готовность к ним.
 
Иметь чересчур сильную склонность к тревожности вредно для здоровья, потому что постоянная тревожность обычно приводит к стрессу, а хронический переизбыток гормонов стресса приводит к самым разнообразным недугам. Но, тогда как крен в тревожность ведет к повышенному риску смертности, у людей с аномально низкой тревожностью риск смертности тоже немал: сниженная тревожность уменьшает вероятность того, что человек в случае угрозы обратится за помощью или поступит осмотрительно, чтобы этой угрозы избежать. Нащупав припухлость под кожей, такой человек, возможно, не побежит к врачу, с большей вероятностью начнет курить или окажется склонен к другим рискованным действиям.
 
Опросники для оценки гневливости и агрессивности
 
Так же как стыд и виноватость связаны между собой и осмыслять их нужно вместе, связаны и гнев с агрессией. Приводимые ниже опросники, разработанные для оценки гневливости и агрессивности, в эмоциональном профиле взаимосвязаны и рассматриваются в паре.
 
Инструкции: определите подходящее вам число баллов по каждому пункту.
 
1 = очень нетипично для меня,
2 = нетипично для меня,
3 = затрудняюсь ответить,
4 = в определенной степени типично для меня,
5 = типично для меня.
 
1. ______ Я легко завожусь, но быстро остываю.
2. ______ Досадуя, я показываю свое раздражение.
3. ______ Иногда чувствую себя пороховой бочкой, которая того и гляди взорвется.
4. ______ Я неуравновешенный человек.
5. ______ Некоторые мои друзья считают меня вспыльчивым(—ой).
6. ______ Я иногда срываюсь с цепи без внятной причины.
7. ______ Мне трудно управлять собственным темпераментом.
Итоговый уровень гневливости: ______
 
1. ______ Если я не согласен(—на) с кем-то из друзей, я открыто сообщаю об этом.
2. ______ Я часто не соглашаюсь с людьми.
3. ______ Когда люди меня раздражают, я способен(—на) сказать им, что о них думаю.
4. ______ Не могу удержаться от споров, если с чем-то не согласен(—на).
5. ______ Мои друзья говорят, что я любитель(—ница) поспорить.
 
Итоговый уровень агрессивности: ______
 
Количество баллов в опроснике, посвященном гневливости, может колебаться от 7 до 35. Среднее количество баллов – 17, примерно у половины респондентов количество баллов получается от 13 до 21.
 
Количество баллов в опроснике, посвященном агрессивности, может колебаться от 5 до 25. Среднее количество баллов – 15, примерно половина респондентов набирает от 12 до 18.
 
Люди склонны относиться к гневу и агрессии как к разрушительным проявлениям – ну или, во всяком случае, как к контрпродуктивным. Но с эволюционной точки зрения эти эмоции могли развиться лишь в том случае, если они способствовали выживанию и воспроизводству человека. Это эволюционное происхождение полезно иметь в виду для того, чтобы понимать гнев и агрессию и в себе самом, и в других людях.
 
В мире животных именно доступ к ресурсам – к пище, воде и потенциальным партнерам – определяет, какое животное выживет и передаст по наследству свои гены. Хотя в современном людском мире доступ к ресурсам обыкновенно получают, не угрожая никому применением силы, когда мы эволюционировали, у нас, как и у большинства других животных сообществ, именно сила определяла, кому что достанется. Возможно, ключевая задача гнева и агрессии в нашей эволюции состояла в том, чтобы обеспечивать необходимые ресурсы отдельной особи и его или ее потомству.
 
Гнев подталкивает человека действовать, когда доступ к нуждам, связанным с выживанием, ограничен или если кто-то другой мешает человеку достигать поставленных целей. Гневный отклик зачастую кажется несоразмерным тому, что его вызвало, однако с точки зрения выживания в этом есть смысл: гневная отповедь нужна для того, чтобы отвести не только угрозу, возникшую сейчас, но и все похожие угрозы, какие могут возникнуть в будущем, если не повести себя разгневанно.
 
Агрессия – важная защитная реакция, она возникает во многих контекстах, например, когда кто-то в присутствии матери угрожает ее маленьким детям. В приведенном выше опроснике проверяется уровень вербальной агрессивности, которой десятки тысяч лет назад, вероятно, не существовало, зато в современном обществе она, несомненно, значима. Низкий балл может указывать на то, что вы не спешите постоять за себя. Очень высокий – знак того, что другие, возможно, считают вас сварливым человеком.
 
Ни гнев, ни агрессия в наши дни далеко не всегда воздействуют так же, как это было в жизни наших древних предков, и способны выходить из-под нашего контроля. Если по шкале гнева или агрессии балл у вас высокий или если вы переживаете сильный житейский стресс, что понижает ваш порог возникновения этих эмоций, важно относиться к эмоциональной регуляции бдительно. Вы не только способны вытворить что-нибудь, о чем потом пожалеете, но у вас могут возникнуть разнообразные физические расстройства – например, мигрени, синдром раздраженного кишечника и высокое кровяное давление, – к каким приводит избыток гнева. На самом деле исследования показывают, что те, кто привычно отвечает на происходящее гневом или агрессией, гораздо сильнее подвержены риску раннего инфаркта, чем люди спокойные.
 
Что касается именно гнева и агрессии, есть два наиболее действенных подхода. Первый: выйти из ситуации, объявить перерыв, прогуляться, несколько раз глубоко вдохнуть, пусть время самим своим ходом успокоит вас. Второй: сострадать предмету вашего гнева. Скажем, кто-то угрожает вам оружием и требует денег. Можно рассердиться на этого человека и громко осудить его, а можно сосредоточиться на том, какие несчастья и тяготы подвигли человека пойти во все тяжкие. Так поступил игрок НБА Лу Уильямз, когда в окно его машины постучал пистолетом грабитель и потребовал денег, когда тот остановился на светофоре в Северной Филадельфии. Уильямз разговорил того человека, и тот в итоге сообщил баскетболисту: «Я только что из тюрьмы. Все болит. Я голоден. У меня ничего нет, кроме пистолета». Грабитель в конце концов унялся, и Уильямз отвел его поужинать. Поддерживает такой подход и Его Святейшество Далай-лама. Как-то раз одна женщина, направляясь на встречу с ним, увидела на улице человека, который бил свою собаку. На встрече она попросила Далай-ламу прокомментировать этот случай. Он ответил: «Сострадать – значит сопереживать и человеку, и собаке». Таким состраданием можно погасить гнев – во благо всех участников ситуации.
 
Оксфордский опросник для оценки уровня счастья
 
Инструкция: ниже приводится несколько утверждений о счастье. Оцените степень своего согласия или несогласия с каждым из них, выбрав тот или иной балл.
 
1 = совершенно не согласен(—на),
2 = не согласен(—на),
3 = скорее не согласен(—на),
4 = скорее согласен(—на),
5 = согласен(—на),
6 = совершенно согласен(—на).
 
1. ______ Я не вполне доволен(—льна) тем, какой(—ая) я есть.
2. ______ Я редко просыпаюсь отдохнувшим(—ей).
3. ______ Я не вполне оптимистично смотрю в будущее.
4. ______ Мир не кажется мне хорошим местом.
5. ______ Мне не кажется, что я привлекателен(—льна).
6. ______ Есть разрыв между тем, чем я хотел(—а) бы заниматься, и тем, чем занимаюсь.
7. ______ Мне кажется, что моя жизнь мне не вполне подвластна.
8. ______ Принятие решений не дается мне легко.
9. ______ У меня нет никакого особого понимания смысла и назначения моей жизни.
10. ______ Мне не доставляет радости быть с другими людьми.
11. ______ Я не чувствую себя вполне здоровым(—ой).
12. ______ У меня нет особенно счастливых воспоминаний.
13. ______ Я глубоко интересуюсь другими людьми.
14. ______ Жизнь кажется мне вполне удовлетворительной.
15. ______ Я переживаю очень теплые чувства почти ко всем.
16. ______ Меня многое веселит.
17. ______ Я всегда сосредоточенно чем-нибудь увлечен(—а).
18. ______ Жизнь хороша.
19. ______ Я много смеюсь.
20. ______ Я вполне удовлетворен(—а) в своей жизни всем.
21. ______ Я очень счастлив(—а).
22. ______ Я нахожу красоту в некоторых вещах.
23. ______ Я всегда умею взбодрить окружающих.
24. ______ Я способен(—на) втянуться во все, что мне хочется.
25. ______ Я чувствую, что способен(—на) выстоять в любых обстоятельствах.
26. ______ Я чувствую себя полностью восприимчивым(—ой).
27. ______ Я часто переживаю радость и восторг.
28. ______ Я чувствую в себе много энергии.
29. ______ Я обычно умею улучшить ситуацию.
 
Опросник устроен так, что согласие в пунктах с 1 по 12 показывает низкий уровень счастья, а согласие в пунктах с 13 по 29 – высокий. В результате подсчет баллов чуть сложнее, чем в большинстве других опросников.
 
1) Сложите баллы в строках с 1 по 12.
Итого: ______
2) Вычтите результат в пункте 1) из 72.
Итого: ______
3) Сложите баллы в строках с 13 по 29.
Итого: ______
4) Сложите результаты, полученные вами в пунктах 2) и 3) и получится ваш.
Итоговый уровень счастья: ______
 
В Оксфордском опроснике для оценки уровня счастья можно набрать от 29 до 174 баллов. Средний балл – 115, большинство респондентов набирает от 95 до 135 баллов.
 
Опросник показывает ваш базовый уровень счастья. Это некая заданная точка, обусловленная вашим ДНК. Она определяет лишь вашу «подверженность» счастью. Счастливы ли вы на самом деле и в какой мере, зависит не только от вашего базового уровня, но и от других факторов, в том числе от внешних обстоятельств и вашего поведения.
 
Средние баллы в Оксфордском опроснике счастья оказались удивительно сходными с теми, какие обнаружились в исследованиях среди людей разных профессий по всему земному шару.
 
Люди склонны переоценивать силу влияния внешних обстоятельств или жизненных событий на собственное переживание счастья. Мы по умолчанию считаем, что, если зарабатывать больше денег, водить более дорогой автомобиль или если любимая спортивная команда выиграет чемпионат мира, счастья у нас намного больше, чем на самом деле. Также считаем мы, что если потерять работу, расстаться с романтическим партнером или увидеть проигрыш в важном соревновании любимой команды, то это лишит нас счастья гораздо в большей степени, чем происходит в действительности. 
 
Однако исследования показывают, что, пусть обстоятельства и события и влияют на нас, они не меняют нашего базового уровня счастья ни столь глубоко, ни так надолго, как мы предполагаем. Например, в одном классическом исследовании ученые попросили сто человек из списка богатейших американцев, опубликованном в журнале «Форбс», сообщить о своем уровне счастья, а также опросили еще сто человек из контрольной группы, отобранных по телефонному справочнику. Богатейшие американцы, зарабатывающие более 10 миллионов долларов в год, оказались лишь самую малость счастливее своих среднестатистических сограждан.
 
Исследования показывают, что заданная точка счастья, а также обстоятельства и недавние события пусть и влияют на уровень счастья в значительной мере, но все же не определяют его целиком. Чем же он определяется в остальном? Нашим поведением, и хорошо здесь то, что, в отличие от остальных факторов, этот очень даже в нашей власти. В последние годы это было всесторонне изучено исследователями счастья. Поэтому если в опроснике, где оценивается уровень счастья, вы набрали меньше баллов, чем вам хотелось бы, или же просто чувствуете, что хотели бы быть счастливее, есть несколько вариантов поведения, рекомендованных ведущим специалистом в этой области Соней Любомирски: уделяйте время семье и друзьям; сосредоточивайтесь на благодарности за все, чем располагаете, и выражайте ее; постоянно поступайте с другими по-доброму; размышляя о будущем, поддерживайте в себе оптимизм; упивайтесь удовольствиями жизни и старайтесь жить в настоящем; ежедневно или еженедельно занимайтесь физкультурой; постарайтесь отыскать себе цель всей жизни и посвятить себя ей, будь то общественная деятельность, обучение детей, сочинение романа или уход за чудесным садом. 
 
Вот что пишет Любомирски: «Вдумайтесь, сколько времени и труда многие посвящают физическим упражнениям, будь то занятия в спортзале, бег трусцой, бокс или йога… Если желаете большего счастья, нужно подходить к этому подобным же образом. Иначе говоря, чтобы надолго сделаться счастливым, нужно всю жизнь вкладываться в некие необратимые изменения, требующие ежедневных усилий и упорства».
 
Опросник для оценки склонности к романтической любви/привязанности
 
Этот опросник позволяет оценить, в какой мере вы склонны романтически влюбляться и привязываться, то есть насколько вам свойственно выстраивать близкие любовные отношения с другими людьми. Если вы состоите в романтических отношениях, попытайтесь оценивать предложенные утверждения в общем и целом, а не исходя из особенностей ваших нынешних отношений.
 
Инструкция: оцените приведенные ниже утверждения по следующей шкале.
 
1 = совершенно не согласен(—на),
2 … 3 … 4 … 5 … 6 … 7 = совершенно согласен(—на).
 
1. ______ Мне нравится делиться с моим партнером сокровенными мыслями и чувствами.
2. ______ Мне очень нравится сближаться с партнерами.
3. ______ Мне довольно легко сблизиться с партнером.
4. ______ Мне нетрудно сблизиться с партнером.
5. ______ Я обычно обсуждаю свои дела и заботы с партнером.
6. ______ В трудные времена я обращаюсь к партнеру за помощью.
7. ______ Я рассказываю своему партнеру практически все.
8. ______ Я обсуждаю происходящее со своим партнером.
9. ______ Мне нравится полагаться на партнера.
10. ______ Мне легко положиться на партнера.
11. ______ Мне легко выражать приязнь к партнеру.
12. ______ Мой партнер по-настоящему понимает меня и мои нужды.
13. ______ Я предпочитаю не показывать партнеру свои глубинные чувства.
14. ______ Мне трудно позволить себе положиться на партнера.
15. ______ Мне не по себе, когда я открываюсь партнеру.
16. ______ Я предпочитаю не слишком сближаться с партнерами.
17. ______ Мне не по себе, когда партнер желает слишком тесной близости со мной.
18. ______ Я нервничаю, когда партнеры слишком сближаются со мной.
 
В этом опроснике согласие в строках с 1 по 12 позволяет оценить склонность привязываться, тогда как согласие в строках с 13 по 18 показывает избегание. Баллы подсчитываются вот так:
 
1) Сложите баллы, присвоенные утверждениям с 1 по 12.
Итого: ______
2) Сложите баллы, присвоенные утверждениям с 13 по 18.
Итого: ______
3) Вычтите результат, полученный в пункте 2), из 48.
Итого: ______
4) Сложите результаты, полученные в пунктах 1) и 3), и получится ваша
Итоговая склонность к роментической влюбленности/ привязанности: ______
 
Количество баллов в этом опроснике колеблется от 18 до 126. Средний балл – 91,5. Примерно у половины всех опрошенных выходит от 78 до 106 баллов, и если ваш результат оказался ниже 78, значит, вы менее открыты к близким отношениям, чем большинство людей, а если он выше 106, вы к таким отношениям открыты выраженнее большинства людей.
 
Эмоциональное состояние любви мощно влияет на химию мозга. Как вы, вероятно, догадываетесь, одного лишь взгляда на возлюбленного хватает, чтобы мозг выделил дофамин – активировал аппарат хотения в вашей системе вознаграждения. Однако любовь по своим проявлениям в мозге отличается еще и тем, что́ она деактивирует. Одна такая система деактивируемых областей связана с отрицательными эмоциями, и это обеспечивает нам то самое переживание, которое мы называем «на седьмом небе от счастья». Другая такая область связана с выражением общественного суждения: влюбленные в целом настроены к окружающим менее критически. А еще одна область связана со способностью проводить грань между собой и другими, и это позволяет возникнуть чувству, что вы и ваш возлюбленный – единое целое. Таким образом, ваша психика, когда вы глубоко влюблены, оказывается непривычно предвзятой в пользу благополучия вашего возлюбленного и ваши личные интересы учитывает в меньшей степени. Зачем природа наделила нас способностью к такому сложному психическому состоянию, меняющему всю жизнь? Как это воздействует на выживание человека и его репродуктивный успех?
 
Антропологи сообщают, что романтическая любовь – это очень древняя эмоция. Она развилась, как говорят, примерно 1,8 миллиона лет назад. Размножение млекопитающих требует особенно активных расходов материнского времени и сил – и приверженности конкретному новорожденному. Привязанность к самцу увеличивает способность выживать не только для пары, но и для их потомства. Женщины имели больше навыков заботиться о выживании детей, тогда как мужчины помогали женщинам добывать пищу, обеспечивать укрытие, защиту и передавать эти умения потомству.
 
В наши дни любовь по всей планете примерно одинакова. Исследование, проведенное антропологами, подтверждает существование романтической любви у 147 очень разных культур. Даже у народа хадза, племени охотников-собирателей из Танзании, существует и любовь, и брак, и парная верность. Более того, специалисты в эволюционной психологии, изучавшие хадза, обнаружили, что сила партнерской верности коррелирует с количеством выживающих детей, то есть с репродуктивным успехом. Или, по словам «вопиюще ворчливого» поэта Филипа Ларкина: «Переживет нас лишь любовь».
 
Итак, вы оценили свои склонности, и теперь можно присмотреться к полученным результатам и осмыслить свой эмоциональный профиль. Быть может, к вашему удовольствию, вы очень склонны к радости и любви, однако обнаружили в себе тенденции к стыду и виноватости. А может, открыли, что вы необычайно тревожный человек – или подтвердили это знание.
 
Эти результаты нельзя рассматривать как хорошие или плохие. Все мы разные, и эти различия делают нас теми, кто мы есть. Нам незачем стремиться к тому, чтобы во всех аспектах наших эмоциональных профилей показывать строго среднее арифметическое. У меня есть друзья с хронической тревожностью, и они ею гордятся – утверждают, что это позволяет им быть осторожнее и избегать неприятностей. Есть и такие, кто исполнен радости и оптимизма, что нередко приводит, как ни странно, к не лучшим решениям, однако они все равно остаются в своем счастливом состоянии. Есть те, кто прошел эти тесты и счел, что они открывают глаза на действительность и помогают внятнее осознавать собственные чувства и причины, стоящие за теми или иными поступками. И с этим новым осознанием они теперь предпринимают действия, чтобы изменить то, что мешает им жить более полной и насыщенной жизнью.
 
Ваш эмоциональный профиль – результат прихотливого взаимодействия природы и воспитания, физического склада вашего мозга и переживаний, на него повлиявших. Мы все реагируем на наше эмоциональное состояние, но способны при этом и влиять на него. Эта власть, или же регуляция, может быть как сознательной, так и бессознательной. Более того, процессы, которые поначалу находятся под нашим управлением и производятся сознательным усилием, с практикой постепенно становятся более автоматическими. Каким бы ни был ваш профиль, само понимание того, как у вас все устроено, – уже первый шаг к осознанию того, как эмоции воздействуют на вашу жизнь, а может, и к решению что-то в этом изменить.

«Наука есть источник высшего блага для человечества в периоды мирного труда, но - она и самое грозное оружие защиты и нападения во время войны»

Николай Зелинский

Научный подход на Google Play

Файлы

Как измерили Землю

Машины созидания: Грядущая эра нанотехнологии

Физика невозможного

Побег из тьмы. Рассказ бывшего священника