Какими способами капиталисты повышают степень эксплуатации рабочих?



Прибавочная стоимость создается прибавочным тру­дом. Поэтому любой способ повышения степени экс­плуатации рабочих непосредственно связан с увеличе­нием прибавочного рабочего времени. Но как можно увеличить это время?

Предположим, что продолжительность рабочего дня равна 8 часам, из которых 4 часа составляет не­обходимое рабочее время и 4 часа — прибавочное рабочее время. Допустим, что рабочий за 1 час создает- стоимость, равную 2 долл. Поэтому дневная стоимость рабочей силы составит 8 долл. и прибавочная стои­мость- тоже 8 долл.

Теперь предположим, что рабочий день удлинен на 2 часа, а величина необходимого рабочего времени осталась прежняя — 4 часа. Как изменится норма и масса прибавочной стоимости?

С увеличением прибавочного рабочего времени воз­растет и масса и норма прибавочной стоимости. За 6 часов прибавочного времени рабочий создал па 12 долл. прибавочной стоимости, но дневная стоимость рабочей силы осталась без изменений (8 долл.) Масса прибавочной стоимости возросла на 4 долл., т. е. на 50%, изменилась и норма прибавочной стоимости.

Прибавочную стоимость, создаваемую путем удли­нения рабочего дня, называют абсолютной прибавоч­ной стоимостью.

Когда речь идет о производстве абсолютной приба­вочной стоимости, то имеется в виду только удлине­ние рабочего дня. Какими путями достигают этого капиталисты? Прежде всего, они открыто удлиняют рабочий день. Например, вместо 8 часов заставляют рабочих трудиться 10 часов. Кроме того, они прибе­гают ко всякого рода замаскированным приемам. Так, рабочий день удлиняется за счет сокращения обеден­ных перерывов, введения сверхурочных работ. Очень часто применяют и такую форму: исключают из рабо­чего дня время, которое требуется для подготовки ра­бочего места, а также для сдачи готового продукта. Одним словом, изыскивают все новые методы, чтобы увеличить производство абсолютной прибавочной стои­мости.

Можно ли безгранично удлинять рабочий день? Конечно, нет. Рабочий день имеет не только минималь­ную (он не может быть меньше необходимого рабоче­го времени), но и максимальную границу. Во-первых, существует физический предел использования рабочей силы. Рабочий не может работать все 24 часа в сутки. Ему нужно время для удовлетворения самых необхо­димых физических потребностей (еда, сон, отдых и т. п.).

Во-вторых, есть социальные границы рабочего дня. Рабочий, как и любой член общества, имеет опреде­ленные интеллектуальные и социальные запросы. Ха­рактер, объем, а также способ их удовлетворения зависят от уровня социально-экономического и поли­тического развития страны, исторических особенно­стей формирования рабочего класса.

Фабрикант стремится удлинить рабочий день до максимально возможных пределов, а рабочий борется за ограничение рабочего дня. Исход этой борьбы ре­шается в ожесточенных классовых схватках между рабочими и капиталистами. Вот почему продолжитель­ность рабочего дня в капиталистическом обществе всегда зависела в значительной степени от соотноше­ния классовых сил, уровня организованности пролета­риата.

Капиталисты в своем стремлении присваивать мак­симальное количество прибавочной стоимости иногда превышают не только моральные, но и физические пределы рабочего дня. Если рабочий не выдерживает непосильного гнета и гибнет, то на его место находят­ся десятки других, готовых работать на любых усло­виях.

Потребовались десятилетия упорнейшей классовой борьбы пролетариата, чтобы добиться ограничения рабочего дня. В большинстве современных развитых капиталистических стран законодательством установ­лен 8-часовой рабочий день. Фактическая продолжи­тельность рабочей недели в обрабатывающей промыш­ленности составляла в 1964 г. в Англии 46,9 часа, в США −40,7, во Франции −45,6, в ФРГ −44,1 часа, в Японии — 45 часов. Сокращение рабочего дня — пря­мой результат упорной классовой борьбы пролета­риата.

Но предприниматели нередко обходят законы — удлиняют рабочий день, увеличивают объем сверх­урочных работ, усиливают интенсивность, т. е. напря­женность, труда. Кроме того, они не отказываются и от абсолютного увеличения рабочего дня. Например, в ФРГ, по данным выборочного обследования само­деятельного населения, проведенное с 1 по 7 октября 1961 г., 6,3% рабочих всех отраслей хозяйства рабо­тали в неделю от 55 до 70 часов и более.

Однако удлинение рабочего дня не может быть безграничным.

Ненасытная жажда присвоения все большей мас­сы прибавочной стоимости толкает капиталистов на поиски других путей увеличения нормы эксплуата­ции. Существует еще второй способ увеличения при­бавочной стоимости, но без изменения длины рабо­чего дня.

Чтобы убедиться в этом, обратимся к следующему примеру. Допустим, что рабочий трудится 8 часов в день. 4 часа он работает на себя, а остальные 4 ча­са — на хозяина. Можно ли, не удлиняя рабочий день» увеличить прибавочное рабочее время? Да, можно. Для этого следует сократить необходимое рабочее время. Представим себе, что рабочий трудится теперь на себя не 4, а 2 часа. Если рабочий день будет про­должаться те же 8 часов, то прибавочное время уве­личится до 6 часов.

Таким образом, норма эксплуатации возрастет со 100% (4:4×100) до 300% (6 2ХЮ0) при неизмен­ной длине рабочего дня.

Прибавочная стоимость, создаваемая путем увели­чения прибавочного времени за счет сокращения не­обходимого времени, называется относительной при­бавочной стоимостью.

Необходимое рабочее время, как известно, опреде­ляется стоимостью рабочей силы. Следовательно, оно может сократиться при условии, если удешевляется производство продуктов питания, одежды, обуви и других средств существования. А для этого надо, что­бы повысилась производительность труда в отраслях, производящих средства существования рабочих.

Удешевление средств существования капиталисты используют в корыстных целях. Раз понизилась стои­мость рабочей силы, то и платить рабочим можно меньше. А так как длина рабочего дня остается без изменения, то неизбежно увеличивается прибавочное время. Вот поэтому норма прибавочной стоимости по­вышается. Такова суть второго способа повышения степени эксплуатации.

Производительность труда в условиях капитализ­ма не может повышаться по заранее разработанному плану. Каждый промышленник стремится раньше и быстрее других применить усовершенствования в тех­нике и технологии производства. К этому побуждают его, конечно, не интересы покупателя. Рыночные цены устанавливаются на основе общественной стоимости товара. И если фабриканту удастся на своих пред­приятиях повысить производительность труда и сни­зить стоимость товара, то, продавая его по обществен­ной стоимости, он может получить больше прибавоч­ной стоимости, чем его конкуренты.

Сошлемся на такой пример. Допустим, владелец обувной фабрики добился того, что на его предприятии индивидуальная стоимость одной пары ботинок сни­зилась до 5 долл. тогда как рыночная стоимость рав­на 8 долл. Продавать же он будет по рыночной стои­мости. Значит, он получит добавочную, или избыточ­ную, прибавочную стоимость.

Итак, избыточная прибавочная стоимость есть разница между общественной и индивидуальной стои­мостью. Присваивается она владельцами тех пред­приятий, на которых достигнута более высокая произ­водительность труда. Избыточная прибавочная стои­мость- это разновидность относительной прибавоч­ной стоимости. Она создается не за счет абсолютного удлинения рабочего дня, а в результате повышения производительности труда, на основе сокращения не­обходимого времени и соответственного увеличения прибавочного времени.

Но избыточная прибавочная стоимость отличается от относительной прибавочной стоимости тем, что во- первых, она создается не на всех предприятиях и полу­чается только отдельными капиталистами, а не всем классом капиталистов, во-вторых, тем, что этот вид прибавочной стоимости — явление временное. Это объ­ясняется тем, что со временем усовершенствованная техника становится достоянием всех остальных фаб­рикантов, конкурирующих между собой за получение возможно большей прибавочной стоимости. В резуль­тате общественная стоимость товара снижается и раз­ница между ней и индивидуальной стоимостью исче­зает. А это лишает отдельных промышленников возможности получать избыточную прибавочную стои­мость. Вместе с тем избыточная прибавочная стои­мость, исчезая на одних предприятиях, возникает на других.

Какие последствия имеет конкурентная борьба между капиталистами за избыточную прибавочную стоимость? Погоня за ней приводит к развитию тех­ники, совершенствованию производства и тем самым к росту производительности труда. Но каждый пред­приниматель стремится к тому, чтобы максимум при­бавочной стоимости достался только ему, и никому другому. Поэтому он прилагает все усилия, чтобы тех­ническое новшество осталось тайной для других. За­секречивание открытий, сознательное противодействие распространению более совершенных машин, механиз­мов, новой технологии неизбежно задерживают разви­тие производительных сил.

Таким образом, капиталистический способ произ­водства, поскольку он осуществляется во имя приба­вочной стоимости, с одной стороны, способствует тех­ническому прогрессу, с другой же стороны, тормозит развитие производительных сил. Можно отметить и другие социальные противоречия, характерные для капитализма. Машина, поскольку она выполняет за человека ряд сложных и физически трудных операций, безусловно облегчает его труд. Но в то же время ка­питалистическое применение машин ухудшает поло­жение рабочих. И не только потому, что за ворота предприятий выбрасываются миллионы трудящихся, пополняющие ряды безработных.

Фабрикант вводит машину только тогда, когда применение ее обеспечи­вает получение большей прибавочной стоимости по сравнению с ручным трудом рабочих, вытесненных этой машиной. Но самое главное в том, что капитали­стическое применение машин неизбежно усиливает интенсивность труда, превращает рабочего в придаток машины, выматывает физическую и умственную энер­гию рабочего, расшатывает здоровье, преждевремен­но превращая его в инвалида. Противоречия приме­нения машин в условиях капитализма неустранимы, так как обусловлены самим характером общества.

Источник

«Каждый ученый изгоняет бога из той науки, которая составляет предмет его специального изучения»

Лафарг П.

Файлы

Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!

Рассвет Сингулярности

Советы молодым учёным

Фольклор в Ветхом завете