Борьба с лженаукой в цифровом Средневековье



В петербургском пресс-центре ИТАР-ТАСС председатель Комиссии академик Евгений Александров встретился с деканом факультета журналистики МГУ Еленой Вартановой. Они обсудили первые вопросы совместной работы, феномен «цифрового Средневековья» и то, почему в России столь стремительно популяризируются и торжествуют не настоящие научные знания, а плагиат, верования, колдуны и шаманы.

Вечные двигатели, торсионные поля, гравицапы и печально известные фильтры Петрика для очистки питьевой воды – всё это было связано с лженаукой в последние десятилетия. Но «неугомонный не дремлет враг», и, как предупреждают учёные РАН, центр тяжести лженауки сместился в иную область, гораздо более опасную для жизни и здоровья населения.

Теперь вокруг словосочетания «борьба с лженаукой» вертятся целители, колдуны, шаманы, гадалки и мракобесие. И средневековый тон этих «терминов» слышен не только на отечественных просторах: всемирно известный писатель и профессор-медиевист Умберто Эко ещё в 2002 году размышлял в своём выступлении на международной конференции по вопросам научной информации: «СМИ при первой возможности живописуют нам науку как магию, а эта первая возможность представляется, как только наука начинает обещать какую-то потрясающую технологию». Год назад Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН охарактеризовала прорыв лженаучных знаний в нашу жизнь и экономику как «чрезвычайный». Вероятно, руководствуясь этими нелестными характеристиками, Минобрнауки России объявило и провело в 2014 году конкурс на «разработку и практическую реализацию предложений по популяризации научных достижений и обеспечение деятельности Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований», в котором победил МГУ им. М.В. Ломоносова, как координатор данной деятельности.

От торсионных полей – к циркониевым браслетам

Комиссия по борьбе с лженаукой была официально организована при Российской академии наук 16 лет назад – по инициативе лауреата Нобелевской премии по физике 2003 года Виталия Гинзбурга. В те времена, как рассказал Евгений Александров, она была призвана защитить бюджет страны от расхищения через разорительные наукообразные проекты. Подобные проекты стали «всплывать» значительно раньше – на исходе Советского Союза, когда в конце 80-х годов было обнаружено, что под предлогом секретности ведутся лженаучные исследования, претендующие на огромные государственные затраты. В 90-е ситуация только усугубилась: «Мы спасли государству миллиард долларов, когда разоблачили аферу с торсионными полями, – рассказал о работе своих коллег Александров. – К президенту Ельцину постоянно обращались изобретатели вечных двигателей, производства энергии из камня, а в 2006 году на Совете безопасности обсуждалось производство энергии из вакуума». Самым ярким из последних было дело Петрика – нашумевший проект «Чистая вода», который был фактически принят к исполнению в объёме 500 миллиардов рублей. К счастью, его удалось переформатировать, поскольку против него выступили не только в Комиссии, но и в Обществе защиты прав потребителей, и в других федеральных организациях. И это несмотря на то, что Виктор Петрик был официальным советником по науке в Государственной думе, которая, как отмечает Александров, «объявила Комиссию инквизиторами, душащими всё светлое в науке».

«Мы вложились в то, чтобы на спутники не ставили таинственные двигатели под названием “гравицапы”, которые отталкиваются от пространства, – напомнил также председатель Комиссии при Президиуме РАН. – Хотя на спутник “Юбилейный” такая гравицапа всё же была поставлена».

Теперь вектор сменился, считает Александров: новая лженаука не опекается государством и сосредоточена вокруг ложной фармакологии, магического целительства, «чудодейственных циркониевых и турмалиновых браслетов», «лучевых образах лекарства», которые можно скачать по Интернету и записать на диск, запись с которого считает обыкновенный стакан воды. Или купить за бешеные деньги (целевая аудитория мошенников – пенсионеры и тяжело больные люди).



Малый космический аппарат "Юбилейный". Фото: www.npopm.ru

По мнению академика, проблема усложняется тем, что в рекламе лженауки участвует и официальная медицина, ведь, к примеру, гомеопатия с точки зрения доказательной науки является лженаукой: «В сопровождающей бумаге препарата может быть написано, что действующего вещества в одной таблетке – 10-15 нанограмма. Если это пересчитать на число молекул, то оказывается, что примерно в миллионе таблеток нет ни одной молекулы действующего вещества. Оппоненты тут же говорят: “Мы лечим образом лекарства, вода запомнила его и начала сама лечить”. Это вздор: никакой памяти у воды нет».

Не инквизиция, но экспертная оценка

О феномене лженауки в современном российском обществе Александров рассказывал на Совете безопасности России в прошлом году и уже тогда изложил приблизительную стратегию противодействия лженаучным проявлениям. Разумеется, она направлена на то, чтобы лженаучная информация не имела государственной составляющей финансирования. Но теперь появились новые задачи – просвещение общества, создание привлекательности науки как области знаний для профессионального приложения сил. И как раз на эти задачи теперь брошены силы МГУ. «Мы приняли решение поучаствовать в конкурсе на выполнение данных работ, – рассказала декан журфака Елена Вартанова, – поскольку в последние несколько лет Московский университет занимается изучением методик продвижения науки и возможностей повышения качества журналистики – в том числе в области освещения науки, образования и инноваций».

По её словам, наука в современном обществе не может существовать без медийного сопровождения. Чем оно больше, тем больше продвижение науки и осознание важности финансирования научно значимых проектов.

Этим объясняется то, почему авторитет науки за рубежом, несмотря на все шутки, связанные с формулировками вроде «британские учёные доказали», значительно выше, чем в России.

«Благодаря развитой системе научных коммуникаций и научной журналистики налогоплательщики понимают значение серьёзной науки, – объяснила Вартанова. – Западный мир меньше ориентирован на борьбу с реальным мракобесием – цифровым Средневековьем, когда в новых условиях цифровой среды проявляются такие же безграмотные подходы, как это было в реальном Средневековье. У них создана система распределения грантов известным научным командам, опирающаяся на публичную экспертизу и предполагающая достаточно широкий спектр медиатизации научных проблем».

Стратегией медиатизации и займётся теперь команда МГУ совместно с Комиссией по борьбе с лженаукой. Члены Комиссии предлагают сначала найти способы «формализации лженауки». Ключевой элемент – создание экспертизы на признаки лженауки в госпроектах и публикациях, чтобы появилась возможность законодательно ограничивать бюджетное финансирование проектов, содержащих эти признаки. Далее – создание методических пособий для учителей и журналистов по выявлению признаков лженауки, особая маркировка лженаучных телепередач (в качестве сугубо развлекательного контента) – всё это может быть успешным «щитом» для телевизионной и читательской аудитории от недостоверного контента.

Не потерять образованную Россию

«Комиссия не занимается сертификацией науки, но берёт на себя смелость сказать, чего заведомо не может быть, – уточняет академик Александров. – Мы не отрицаем научный поиск, а занимаемся только нарушениями твёрдо установленного знания.

Есть вещи, которые не подлежат пересмотру – значение числа π, законы сохранения – энергии, момента импульса, массы». Речь идёт не об информационных «кострах инквизиции» против экстравагантных исследований, а о защите публики от обмана, в каком состоянии находятся реальные научные исследования.

У общества сегодня есть запрос на достоверную и просветительскую информацию, поэтому появляются нишевые телеканалы, посвящённые истории и науке. В социальных сетях на благотворительных началах возникают целые сообщества (такие как «Ложь пабликов ВК»), разоблачающие лженаучные факты, бродящие по Сети. И всё же пока журналистам популяризировать лжеучёных легче, чем настоящих исследователей, которые боятся случайно оказаться в одной передаче с астрологами и дискредитировать таким образом себя перед коллегами.

Сегодня журналистика зачастую смешивается с рекламой, и многое зависит от социальной ответственности журналистов: «Наука стала столь важной частью нашей жизни, что любая, включая бульварную и таблоидную, газета должна иметь серьёзную и достоверную рубрику, посвящённую науке», – полагает Вартанова. Как отмечает член Комиссии и председатель Клуба научных журналистов Александр Сергеев, в интернет-издании «Газета.ru» уже много лет есть рубрика «Мракобесие», которая отныне будет выходить с пометкой «при поддержке Комиссии по борьбе…» Но, естественно, этого недостаточно. Правда, декан журфака МГУ считает, что в сложившейся ситуации скрывается и проблема российских учёных, которых надо учить коммуницировать: они не всегда в полной мере приветствуют журналистов, считая, что общение с ними – «дело примитивное и отрывает от серьёзной работы». «Если мы оставим общественное мнение в том успокоенном состоянии и в том восторге от гадалок и астрологов, то мы потеряем образованную Россию», – подытожила Вартанова.

Источник

«Счастье дается только знающим. Чем больше знает человек, тем резче, тем сильнее он видит поэзию земли там, где ее никогда не найдет человек, обладающий скудными знаниями»

Константин Паустовский

Научный подход на Google Play

Файлы

БОД - Безусловный основной доход

Критика клерикальных концепций войны и мира

Рассвет Сингулярности

Гориллы в тумане