Хищничество шимпанзе

Хищничество шимпанзе

Фиган сидел в тени на лужайке возле лагеря и заботливо чистил свою шерсть; здесь же, разбившись на небольшие группки, расположилось около десятка других шимпанзе. Помимо них в лагере были два павиана. Один из них — взрослый самец — щелкал пальмовые орехи, другой, помоложе, кормился зрелыми плодами на одной из росших поблизости пальм.
 
Вдруг Фиган встал и пошел по направлению к этой пальме. Что-то в его походке, в напряженной позе заставило Майка внимательно посмотреть на него. Фиган подошел к дереву, мельком взглянул на молодого павиана и начал медленно, как бы нехотя карабкаться вверх. Павиан заметил это и уставился вниз, издавая короткие пронзительные крики и обнажая зубы в испуганном оскале. Через некоторое время он перепрыгнул на вершину соседней пальмы.
 
Фиган добрался до верхних веток и все так же не спеша прыгнул вслед за павианом. Молодой самец перескочил на прежнее место, крики его стали гораздо громче. Фиган вновь последовал за ним. И еще дважды с удивительным хладнокровием Фиган перепрыгивал за своей жертвой с одного дерева на другое и обратно. Вдруг совершенно неожиданно Фиган бросился на павиана. Но тот в последний момент успел спрыгнуть вниз и, пролетев метров шесть, оказался на невысоком деревце.
 
Все шимпанзе, находившиеся в это время в лагере, уже следили за ходом погони. Многие из них встали во весь рост и распушили шерсть. Сразу же после прыжка павиана Майк бросился к деревцу, но взрослый павиан с оглушительным ревом пересек ему дорогу. Молодой самец тем временем спрыгнул на землю и, громко крича, побежал прочь. Майк погнался за ним, взрослый павиан — за Майком, остальные обезьяны тоже забегали по поляне. И в этой суматохе предполагаемая жертва ускользнула.
 
Года за четыре до этого случая, когда Фиган был еще подростком, нам с Хьюго довелось быть свидетелями другой сцены. В тот раз инициатива исходила от Рудольфа, а жертвой преследования был опять-таки молодой павиан. Со слегка вздыбленной шерстью Рудольф приблизился к дереву, где сидел молодой самец, и встал там, будто бы не замечая его. Остальные шимпанзе как по команде поднялись с земли, где они отдыхали и выискивали друг у друга в шерсти, и заняли места поближе к деревьям, словно для того, чтобы отрезать жертве пути к отступлению. А Фиган, самый младший из самцов, начал незаметно подкрадываться к павиану.
 
Но шимпанзе не удалось осуществить свой замысел. Услышав крики жертвы, целое стадо павианов выскочило на поляну. Завязалась отчаянная потасовка. Шимпанзе и павианы с громкими криками наскакивали друг на друга, но, насколько мы могли судить, особых физических повреждений не наносили. Занятые дракой, все забыли о молодом павиане, и он благополучно скрылся.
 
За 10 лет работы в Гомбе мы часто наблюдали, как шимпанзе поедали мясо. Молодые бушбоки, поросята, детеныши павианов, молодые, а иногда и взрослые гверецы, краснохвостые и голубые мартышки частенько становились добычей шимпанзе. Известно даже два случая нападения на африканских детей в районе заповедника — у одного ребенка, которого с трудом удалось отбить у крупного самца шимпанзе, были наполовину объедены конечности. К счастью, это произошло задолго до моего приезда в заповедник, иными словами, до того, как я «приручила» шимпанзе.
 
Многие, я знаю, придут в ужас, узнав, что шимпанзе едят маленьких детей. Но ведь с точки зрения шимпанзе люди, наверное, не слишком отличаются от других животных, скажем от павианов. С другой стороны, разве не достоин возмущения тот факт, что в некоторых местностях люди считают мясо шимпанзе деликатесом, хотя и осознают угрозу полного истребления этих животных?
 
Несмотря на то что мы часто наблюдали, как шимпанзе поедают мясо, нам редко приходилось видеть сам процесс охоты. Однако за последние два года вследствие расширения штата научно-исследовательского центра число сотрудников, ведущих наблюдения, значительно увеличилось, и нам удалось подсмотреть много интересного, тем более что обезьяны привыкли к постоянному присутствию людей и совершенно не боялись их. Иногда нападение на жертву совершается неожиданно: случайно наткнувшись на поросенка или другое мелкое животное во время скитаний по лесу, шимпанзе кидается на него и убивает. В других случаях охота выглядит как целенаправленная деятельность, причем в действиях всех членов группы обнаруживается удивительная согласованность, как, например, в только что описанной сцене, когда шимпанзе встали у деревьев, чтобы отрезать павиану пути к отступлению.
 
Мне самой дважды доводилось видеть, как шимпанзе расправляются с живой добычей: впервые — в тот далекий день, когда они схватили и разорвали на части гверецу; второй раз четыре года спустя, когда шимпанзе поймали молодого павиана.
 
Это произошло рано утром. Рудольф, Мистер Макгрегор, Хамфри и один из молодых самцов, сидя на лужайке, уплетали бананы. Заметив павианов, пересекающих склон как раз над лагерем, Рудольф встал и быстро обогнул одно из наших строений. Трое остальных самцов последовали за ним. Они передвигались совсем бесшумно, как-то по-особому сосредоточенно, почти крадучись, той же походкой, что и Фиган, когда он приближался к дереву, где сидела предполагаемая добыча. Я побежала вслед за ними, но все же опоздала. Обогнув строение, я услышала вопль павиана, а несколькими секундами позже раздался оглушительный рев самцов павианов и крики и лай шимпанзе. Пробежав еще несколько метров сквозь густой кустарник, я увидела Рудольфа, который, выпрямившись во весь рост, схватил молодого павиана за ногу, высоко поднял его, а потом с размаху ударил свою жертву головой о камень. После этого Рудольф, крепко зажав в руке уже мертвого павиана, начал быстро карабкаться вверх по склону.
 
Остальные шимпанзе, все еще крича, последовали за ним. Несколько взрослых павианов тоже бросились вдогонку; они рычали и наскакивали на Рудольфа, но очень скоро, к моему великому удивлению, отказались от преследования. Мне было хорошо видно, как Рудольф уселся на верхних ветках высокого дерева и стал раздирать зубами живот своей добычи, а сопровождавшие его шимпанзе расположились на том же дереве, но только чуть поодаль, и наблюдали за ним.
 
Между тем громкие крики и вопли, которыми всегда сопровождается охота и убийство жертвы, привлекли внимание других шимпанзе, находящихся в долине. Вскоре возле дерева, где сидел Рудольф, собралась целая толпа шимпанзе. Среди них были самцы высокого ранга, но никто из них не пытался отобрать добычу. Окружив удачливого охотника, они лишь униженно выпрашивали подачку. Я не раз наблюдала, как шимпанзе выпрашивали мясо. Обычно обладатель добычи делился кусками мяса, по крайней мере с некоторыми из них.

Рудольф же, напротив, в тот день ревностно оберегал свою добычу. Когда Майк, умоляюще выпрашивая кусочек мяса, протянул руку ладонью вверх, Рудольф грубо оттолкнул ее. В ответ на жест Голиафа, выпрашивающего часть жвачки из листьев и мяса, Рудольф повернулся к нему спиной. Когда Джей-Би робко схватился за тушу и попробовал потянуть ее к себе, Рудольф издал глухой, угрожающий звук, похожий на кашель, и вырвал у него добычу. Больше всего повезло старому Мистеру Макгрегору — он осторожно подкрался к туше и потянул за болтающийся конец кишки. Неожиданно все внутренности вывалились наружу, а петли кишок упали на лысую голову и плечи старого самца. Рудольф, заметив это, дернул за кишку, чтобы вернуть потерянную часть добычи, но кишка разорвалась, а Мистер Макгрегор, схватив лакомый кусок, быстро убрался подальше от Рудольфа. Самки и детеныши тут же подскочили к нему и начали попрошайничать.

Шимпанзе обычно подолгу едят мясо, отрывают по небольшому кусочку, а на гарнир запихивают в рот горсть листьев. Они тщательно пережевывают пищу, как бы смакуя ее. В тот день трапеза Рудольфа длилась около девяти часов. Он съел почти всю тушу в одиночку, лишь изредка выплевывая жвачку из мяса и листьев в чью-нибудь протянутую к его рту руку. Иногда какие-то лоскуты кожи или мяса падали вниз, и тогда кто-нибудь из детенышей молниеносно спускался с дерева, чтобы найти оброненные кусочки. После того как все мясо было съедено, подростки тщательно облизали ветки, на которых оно лежало, и места, куда капала кровь.
 
Меня поразило поведение Рудольфа. Он давно уже утратил то могущественное положение, которое занимал в дни нашего знакомства. Майк же, напротив, вот уже почти три года был главным самцом стада. Как же осмелился Рудольф, всегда демонстрировавший в присутствии Майка образец подчиненного поведения, так бесцеремонно оттолкнуть его? Как осмелился он угрожать Голиафу и Джей-Би, которые стояли выше его на иерархической лестнице? Но еще более удивительно, почему эти самцы не отняли у Рудольфа хотя бы часть добычи. Я и раньше наблюдала подобное нарушение иерархических отношений во время поедания добычи и даже склонна была объяснить это зачатками примитивных нравственных отношений: Рудольф убил павиана, следовательно, мясо принадлежит ему. Однако более глубокий анализ поведения обезьян привел меня к несколько иному выводу.
 
Майк без всяких колебаний атаковал бы Рудольфа, если бы речь шла о грозди бананов, подобранной Рудольфом в лагере. Но если бы Рудольф сам открыл ящик и достал оттуда бананы, тот же Майк едва ли осмелился бы напасть на него. Очевидно, в данном случае действуют те же самые механизмы, которые контролируют поведение животного в пределах индивидуального территориального участка, где, как известно, оно ведет себя гораздо агрессивнее и нападает на всякого, кто посмеет нарушить границу этого участка. Мясо — излюбленная, лакомая пища, которая достается с большим трудом. Взрослый самец, завладевший живой добычей, будет отчаянно сражаться за нее, не обращая внимания на ранг соперника. А привычная ежедневная пища в виде бананов, конечно, не вызовет такой реакции. В подтверждение моей гипотезы могу сказать, что в самые первые дни прикормки шимпанзе, когда бананы были для них в диковинку, стычки между животными из-за фруктов возникали очень редко.
 
Чем же объяснить отсутствие агрессивности со стороны доминирующих самцов? Возможно, они замечают перемену тех сигналов подчинения, которыми обычно характеризуются их взаимоотношения с низшими по рангу самцами. Вместо них они улавливают отчетливые агрессивные сигналы и не спешат восстановить свои прерогативы. Примерно то же самое характерно и для сферы сексуальных взаимоотношений шимпанзе. Самцы, независимо от ранга в стаде, никогда не сражаются за обладание самкой, а терпеливо дожидаются своей очереди.
 
Но каковы бы ни были истинные причины, Рудольф, как и другие самцы, всегда охранял свою добычу от остальных индивидуумов в стаде, пусть и стоящих выше по рангу. Раздосадованные и обиженные сверх всякой меры доминирующие самцы вымещали свою злобу и ярость на нижестоящих членах группы. Особенно туго приходилось самкам и детенышам. Как правило, их вообще изгоняли прочь, подальше от места пиршества.
 
В таких случаях самцы шимпанзе проявляли крайнюю враждебность и по отношению ко мне. Джей-Би однажды доставил мне немало неприятных минут. Дело обстояло так. Обладатель добычи, Рудольф, ревниво оберегал ее от других. Джей-Би, убедившись, что мясо ему вряд ли перепадет, поспешил в лагерь, чтобы подкрепиться бананами. До лагеря было метров 200. На обратном пути, ковыляя по тропинке, он неожиданно заметил меня и остановился. Должно быть, ему пришло в голову, что за время его отсутствия я ухитрилась стащить у Рудольфа часть драгоценной добычи. Шерсть Джей-Би поднялась дыбом, и он с громким лаем двинулся на меня. Густые лианы со всех сторон преграждали путь и не позволяли мне убежать. С бешено колотящимся сердцем я застыла на месте и, помнится, даже зажмурила глаза. Остановившись в каком-нибудь полуметре, Джей-Би с размаху ударил меня, да так, что я чуть не упала. Потом вцепился в мой свитер и рюкзак, понюхал их и, решив, очевидно, что они не имеют ничего общего с мясом, поспешил к Рудольфу.
 
Вспоминается и такой случай. Однажды мы с Хьюго наблюдали за большой группой шимпанзе, деливших добычу на дереве. На этот раз павиана убил Майк, и он щедро оделял свою свиту, в числе которой был Джей-Би и несколько других приближенных к вожаку самцов. Остальные пять самцов довольствовались лишь объедками с царского стола и были явно вне себя от ярости: демонстрировали на дереве свою силу и прогоняли прочь всякого среди низших по рангу, кто осмеливался подойти близко к месту действия. Дэвид Седобородый казался обиженным и раздосадованным больше других. Вскоре Майк спрыгнул с дерева и уселся среди густой травы. Остальные шимпанзе спустились вслед за ним. Мы с Хьюго, чтобы хорошенько рассмотреть и заснять все подробности, бесшумно подползли почти вплотную к обезьянам и неожиданно выглянули из кустов рядом с ними. Это была большая ошибка. Одна из молодых самок, сравнительно недавно присоединившаяся к группе, испугалась и пустилась наутек. Другие в панике бросились за ней.
 
Когда обезьяны поняли, что тревога была ложной, пять разгневанных самцов ринулись к нам. Пристально глядя на нас, они выпрямились во весь рост, размахивали руками и издавали свирепый устрашающий лай. Не дойдя до нас всего несколько метров, они остановились — все, кроме Дэвида. Как уже говорилось, Дэвид Седобородый, несмотря на свой миролюбивый нрав, бывал иногда очень агрессивным. Но таким разъяренным мы его видели впервые — он отделился от группы и с воплем кинулся на нас. Мы тотчас бросились бежать, Дэвид — вслед за нами. Вдруг Хьюго, бежавший позади, зацепился камерой о колючий кустарник. Все его попытки освободиться были тщетны, он только еще больше запутывался в кустарнике. Дэвид между тем был все ближе и ближе. И в тот момент, когда их разделяли каких-нибудь два метра, самец все же остановился, издал свирепый звук «ваа», резко взмахнул рукой, повернулся и бросился назад к остальным шимпанзе.
 
Это был, без сомнения, самый опасный случай за все годы нашей работы в заповеднике. Дэвид был страшнее других шимпанзе именно потому, что совсем не боялся людей. Я знаю, многие удивятся, почему мы с Хьюго обратились в бегство; но в нашем положении это был единственно разумный выход. Чтобы избежать наказания, животные низшего ранга стараются поскорее уйти подальше от более сильного сородича, признавая таким образом свое подчиненное положение. Все остальные жесты и позы послушания и смирения, когда низшее по рангу животное склоняется к земле, подставляет зад или стремится коснуться более сильного сородича, вовсе не всегда достигают цели. Не исключено, что шимпанзе высшего ранга может ударить того, кто спешит оказать ему почет. Если же подчиненный индивидуум поспешно убегает прочь, взрослые самцы, как правило, не преследуют его.
 
Это была наша последняя стычка с шимпанзе. Постепенно они, казалось, поняли, что мы не собираемся отнимать у них мясо, и стали вполне терпимо относиться к присутствию людей даже во время дележа добычи.
 
Поведение обезьян на охоте особенно интересно именно потому, что у животных обнаруживаются зачатки совместных действий, своеобразной кооперации, которая была совершенно необходима нашим далеким предкам. Тем более что и поедание мяса носит коллективный характер. Обладатель добычи, как правило, охотно делит ее с другими членами стада — эта особенность отличает человекообразных обезьян от низших приматов. Мы часто наблюдали, как удачливый охотник отрывает от туши большие куски и сует их в протянутые руки своих сородичей. Особенно запомнился мне один случай.
 
Услышав пронзительные крики шимпанзе и павианов, мы поднялись вверх по склону и увидели на высоком дереве Голиафа, который держал в руке только что убитого им детеныша павиана. Старый Мистер Уорзл сидел на соседней ветке, выпрашивая у Голиафа подачку. Он протягивал руку и хныкал, как маленький ребенок. Голиафу буквально через каждые пять минут приходилось перебираться на другое место, но Уорзл неотступно следовал за ним и снова начинал попрошайничать. В десятый раз оттолкнув прочь его руку, Голиаф совсем было собрался уйти, но Уорзл, будто не на шутку раскапризничавшийся ребенок, закатил настоящую истерику: кричал, размахивал руками, свалился с ветки на траву. И тут Голиаф, к нашему огромному удивлению, схватил тушу убитого павиана, величественным жестом разодрал ее надвое и оделил Мистера Уорзла задней половиной туловища. Как видно, Голиафу надоело выслушивать крики Уорзла, и он решил избавиться от попрошайки, отдав ему добрую половину своей добычи. Но и после этого Голиафу не пришлось насладиться трапезой — подошедшая Фло тоже начала клянчить мясо, и Голиаф великодушно поделился и с ней.
 
Майк, утвердившись в роли главного самца стада, проявлял поистине царскую благосклонность по отношению к своим подчиненным. Если он становился обладателем добычи, он всегда делился с другими самцами. Однажды Майк и Рудольф вместе дожевывали остатки убитого павиана, один — с головы, другой — с хвоста. Вдруг Майк начал тянуть добычу к себе. Мне показалось, что он просто хочет разделить ее пополам. Рудольф мертвой хваткой вцепился в свой конец туши и не выпускал его из рук. Я была поражена силой Рудольфа: Майк стоя изо всех сил тянул к себе добычу, пыхтя и отдуваясь от напряжения, а Рудольф даже не шелохнулся, несмотря на все старания Майка. Но вот Рудольф наклонился и перекусил кожу в середине туловища своими острыми зубами. Туша с хрустом переломилась надвое, и Майк шлепнулся на землю, держа в руках верхнюю половину туловища.
 
Мозг считается особенно изысканным лакомством, и Майк всегда приберегал его на закуску. Удалив зубами остатки позвонков и освободив большое затылочное отверстие, он засовывал указательный палец внутрь черепа и извлекал оттуда мозг. Иногда шимпанзе взламывали черепную коробку со стороны лобных костей. Этим лакомым блюдом Майк никогда не делился с другими шимпанзе.
 
Лишь один раз мы видели, как Майк уступил целехонькую голову павиана вместе с нетронутым мозгом другому шимпанзе. Дело было вечером. Майк наелся до отвала. Последние лучи заходящего солнца скупо пробивались сквозь густые кроны деревьев и освещали полянку, на которой сидел Майк. Он держал в руках голову убитого павиана. Внезапно раздался шорох, густая трава зашевелилась, и из нее выскочил Джей-Би. Он быстро выхватил голову из рук Майка и скрылся в кустарнике. Майк был слишком сыт, слишком благодушен, чтобы преследовать своего друга. Джей-Би вскарабкался на соседнее дерево, быстро соорудил там гнездо и, усевшись в нем, приступил к пиршеству, заедая кусочки мозга листьями.
 
За долгие годы работы в Гомбе мы убедились, что поедание мяса у шимпанзе носило периодический характер. Причина крылась, по-видимому, в следующем: случайное убийство какого-нибудь мелкого животного, например поросенка кистеухой свиньи, возбуждало в группе страсть к мясной пище. Это стремление становилось настолько сильным, что как взрослые, так и многие подрастающие самцы начинали заниматься охотой. Это влекло за собой серию намеренных убийств. Так продолжалось около двух месяцев. Потом обезьяны вдруг охладевали к мясной пище. Трудно сказать, что было тому причиной — может быть, неудачи на охоте. По крайней мере шимпанзе теряли всякий интерес к мясу и вновь возвращались к своей обычной пище — фруктам, овощам, насекомым. Начинался пост, который длился до тех пор, пока убийство случайной жертвы не порождало очередной охотничьей лихорадки.
 
Я вспоминаю, как Хамфри однажды появился в лагере, волоча по траве шкуру гверецы. Уходя, он унес с собой этот охотничий трофей. Примерно через час с той же стороны, что и Хамфри, пришел старый Грегор. Мы могли только догадываться, удалось ли ему принять участие в дележе добычи. Одно было несомненно — он очень хотел мяса. В течение 15 минут Мистер Макгрегор сосредоточенно смотрел в сторону долины, а заметив наконец небольшую группу гверец, тотчас встал и пошел по направлению к ним уже знакомой нам быстрой, бесшумной и целеустремленной походкой. Несколько других шимпанзе, которые в это время оказались на территории лагеря, отправились вслед за ним. Мы же вооружились биноклями и стали терпеливо ждать.
 
Вот шимпанзе вскарабкались на деревья, где сидели гверецы, и стали неистово раскачивать ветви. Гверецы закричали и начали перепрыгивать с дерева на дерево, старый Грегор и другие шимпанзе не отставали от них. Однако гверецы отчаянно сопротивлялись: нам было хорошо видно, как одна из обезьян погналась за небольшим шимпанзе, который с визгом соскочил с дерева и помчался прочь. Но когда мы увидели, как Грегор во всю прыть удирает по открытому травянистому склону от наскакивающей на него гверецы, нашему удивлению не было предела. Мы едва поверили собственным глазам — так свирепо и устрашающе выглядела безобидная гвереца, хотя стоило Мистеру Макгрегору повернуться к ней и принять вызов, как исход поединка был бы решен явно не в ее пользу. Этот случай лишний раз доказывает, что разъяренное животное может казаться гораздо более страшным, чем на самом деле.
 
Самцы павианов во много раз крупнее гверец и гораздо агрессивнее их, однако они, как ни странно, почти не оказывают шимпанзе достойного сопротивления, когда те нападают на их детенышей. Правда, взрослые самцы бросаются к шимпанзе, наскакивают на них, рычат и вообще производят много шума, так что на первый взгляд может показаться, будто павианы сражаются вовсю. На самом же деле мы ни разу не видели, чтобы хоть один из шимпанзе всерьез пострадал во время схватки. Правда, однажды взрослый павиан прыгнул на спину Майку, когда тот преследовал добычу, и повис на нем, но не причинил никакого повреждения. Даже когда павианы слышат отчаянные крики пойманной жертвы, они не спешат ей на выручку. Чем объяснить это странное поведение в общем-то сильных и агрессивных животных, мы пока не знаем, но надеемся, что в будущем мы получим ответ и на этот вопрос.
 
Взаимоотношения между павианами и шимпанзе, судя по нашим наблюдениям, очень сложны и противоречивы. В самом начале своей работы я отмечала, что взрослые представители обоих видов подчас не обращали друг на друга решительно никакого внимания, а их детеныши миролюбиво играли вместе. Иногда взрослые шимпанзе и павианы совершенно спокойно кормились на одном и том же дереве. Между ними нередко возникали воинственные потасовки. Я подозреваю, что зачинщиками ссор всегда были шимпанзе, которые старались улучить момент и поймать молодого павиана. Хотя справедливости ради следует сказать, что, когда численное превосходство было на стороне павианов, шимпанзе быстро ретировались.
 
С 1963 года, когда мы начали прикармливать обезьян бананами, стычки между шимпанзе и павианами значительно участились. До того как был сооружен подземный бункер, наша жизнь напоминала кошмарный сон: и те и другие обезьяны целыми днями слонялись вокруг лагеря в надежде получить бананы. Поначалу павианы подходили к лагерю осторожно и не осмеливались нападать на шимпанзе. Я думаю, что, скорее всего, они просто боялись людей. Из-за того, что мы всячески пугали их, светили зеркалом прямо в глаза, они все время были настороже и убегали прочь, стоило шимпанзе начать высоко подпрыгивать и угрожающе размахивать руками. Но даже тогда некоторые самцы вели себя воинственно и нападали на шимпанзе.
 
Впоследствии, когда приехавшие на стажировку студенты занялись изучением поведения павианов и стали неотступно следовать за ними, эти обезьяны, так же как в свое время шимпанзе, перестали бояться людей и начали смело приходить в лагерь. Теперь они вели себя куда более агрессивно, даже шимпанзе с опаской поглядывали на них. Нередко возникали шумные ссоры из-за бананов — павианы, рыча и обнажив зубы, наскакивали на шимпанзе, а те, подпрыгивая и размахивая руками, издавали громкие лающие звуки «ваа» и визжали. Но дело никогда не доходило до настоящей драки.
 
Исход поединка всегда зависел от индивидуальных качеств соперников. Шимпанзе быстро усвоили, кого из самцов павианов следует избегать, а кого можно без труда прогнать прочь. Павианы в свою очередь увидели, что легче всего отобрать желанную добычу у самок и детенышей. С самцами, вроде Майка и Голиафа, лучше было не связываться, зато другие, типа Дэвида Седобородого, убегали при виде разъяренных павианов и оставляли им целые грозди бананов. Павианы никогда не трогали Мистера Уорзла — может быть, им внушал страх взгляд его странных, почти человеческих глаз, хотя, скорее всего, дело было совсем не в этом, а в бесстрашии и смелости старого самца. Кроме того, по нашим наблюдениям, Уорзл первым стал бросать в павианов камни и другие предметы. Иногда, если под рукой не оказывалось ничего более подходящего, Уорзл кидал в угрожавших ему павианов ветки и даже листья. А как-то раз, особенно разъярившись, швырнул целую гроздь бананов к великому удовольствию своего противника! Однако со временем Уорзл стал более разборчивым и бросал только крупные камни.
 
То, что шимпанзе могут бросаться камнями, мы знали и раньше. Однажды нам с Хьюго пришлось испытать это на собственном опыте. Именно таким образом «приветствовал» нас Рудольф, когда впервые посетил наш лагерь. По-видимому, он попал к нам совершенно случайно — просто шел вслед за Голиафом, не особенно представляя себе, куда идет. Неожиданно увидев прямо перед собой палатку и нас рядом с ней, он как-то странно закричал, выпрямился и швырнул в нашу сторону здоровенный камень, после чего моментально исчез.
 
Тем не менее бросать камни в павианов первым начал именно Мистер Уорзл. Правда, вслед за ним и все остальные взрослые самцы стали тем же способом обороняться от павианов. Однако камни, которые подбирали шимпанзе, были, как правило, слишком большими и редко достигали цели, разве что с очень близкого расстояния.
 
Нужно подчеркнуть, что, не считая стычек из-за бананов, отношения между павианами и шимпанзе даже в пределах территории лагеря были довольно миролюбивыми. Мы часто поражались, глядя, как павианы и шимпанзе, расположившись на лужайке, спокойно отдыхают после трапезы, хотя еще 10 минут назад они воинственно бросались друг на друга.
 
Поскольку павианы, не говоря уже о шимпанзе, обладают достаточно высокими интеллектуальными способностями, нет ничего удивительного, что эти животные могут общаться между собой. Приведу такой пример. Как-то раз молодая самка павиана неожиданно выскочила из кустов прямо на Мистера Уорзла и, видимо, испугала его. Он поднял руку и издал глухой угрожающий звук, похожий на кашель. Самка тут же остановилась и, низко склонившись к земле, приняла позу подчинения. Старый самец, протянув руку, дотронулся до нее. Явно успокоенная этим прикосновением, самка уселась возле Мистера Уорзла. Мы не раз наблюдали подобные случаи.
 
Самки павианов с набухшей и покрасневшей половой кожей точно так же, как и самки шимпанзе, подпускают к себе маленьких детенышей шимпанзе, подставляют им зад и даже позволяют дотрагиваться до него рукой. Мы были изумлены, когда впервые увидели, с какой терпимостью отнеслась одна из самок к ухаживаниям восьмимесячного Флинта. Позднее мы не раз наблюдали подобные сцены с Гоблином или кем-нибудь другим из шимпанзят; правда, некоторые самки, разозлившись, иногда выходили из себя и прогоняли малышей.
 
Но особенно удивительными были взаимоотношения, которые установились между старым павианом по кличке Джоб и некоторыми нашими подопечными. Может быть, из-за своей старости или по какой-то другой причине Джоб целыми днями слонялся по лагерю или же сидел, привалившись к стволу дерева. Вид у него при этом был всегда такой утомленный и такой ко всему безразличный, как будто жизнь давно наскучила ему. Однажды мы с удивлением увидели, как Джоб подошел к Фифи и подставил ей бок, явно предлагая заняться выискиванием у него в шерсти. Но поразительнее всего было то, что Фифи и в самом деле начала тщательно перебирать его шерсть. Через несколько минут Фифи подставила свой бок, рассчитывая на ответную услугу со стороны старого самца, но тот и не подумал принять предложение Фифи, и тогда она ушла прочь. С тех пор мы не раз видели, как Джоб подходил к молодым шимпанзе, жестами и позой умоляя их заняться его туалетом, и те нередко оказывали ему эту услугу.
 
Был и такой случай: однажды Фиган решил поиграть со старым павианом и направился прямо к нему той особой, несколько развязной походкой, по которой можно было безошибочно угадать, что у подростка озорное настроение. Подойдя к павиану, Фиган несколько раз толкнул его и начал щекотать под подбородком. Однако это не возымело никакого действия — Джоб сидел, по-прежнему не шевелясь, но выглядел несколько растерянным. Тогда Фиган изменил тактику. Он прижался лбом ко лбу павиана и несколько раз боднул его, да так, что тот чуть не упал. Тут уж старый самец не выдержал: он сделал угрожающее движение, слегка подавшись вперед и обнажив свои старые зубы. Нельзя сказать, чтобы Фиган чересчур испугался, но на всякий случай отошел в сторону. Другие подростки тоже не раз пытались растормошить Джоба — толкали, щекотали его, но никогда не могли добиться ответной реакции.
 
Зато детеныши шимпанзе и павианов всегда охотно играют вместе: они гоняются друг за другом по деревьям и затевают веселую возню. Мы не раз замечали одного маленького павианчика, который любил поиграть с Флинтом. Был товарищ и у шестилетней Фифи — молодой, почти взрослый павиан. Однако такой длительной привязанности, какая была между Гоблиной и Гилкой, мы не наблюдали ни разу. Их дружба продолжалась больше года, причем приятельницы по-настоящему искали общества друг друга, а не ждали, когда случай сведет их вместе.
 
Прошло несколько месяцев… Как-то раз мы с Хьюго бродили по лесу. Вдруг мы услышали крики шимпанзе и рев павианов. Подбежав к высокому дереву, мы увидели двух взрослых самцов шимпанзе, один из них держал только что убитого крошечного павианчика. Сосредоточив все свое внимание на поведении шимпанзе, мы совсем забыли о матери убитого малыша, которая с отчаянной решимостью наскакивала на самцов и громко кричала. Когда же мы наконец посмотрели на нее, то похолодели от ужаса. Это была Гоблина — шимпанзе убили ее первенца.
 
Примерно через полчаса Гоблина убежала прочь вместе с молодым павианом, который присутствовал при сцене убийства, но вскоре они снова вернулись и уселись поодаль, наблюдая за трапезой шимпанзе. То и дело Гоблина издавала низкие хрюкающие звуки, которые для меня и Хьюго звучали как горестный плач. Потом несчастная мать снова ушла и через некоторое время опять вернулась. За те четыре часа, пока длилось пиршество шимпанзе, Гоблина возвращалась еще три раза, но теперь уже в одиночку. Вернулась она и после того, как шимпанзе покинули место преступления. И все это время Гоблина не переставая протяжно и жалобно кричала.
 
Через год у закадычной приятельницы Гилки родился второй детеныш. К счастью, он уцелел и не стал жертвой хищничества шимпанзе. Теперь он уже подрос и мог бы заменить Гилке ее маленького братишку, которого постигла еще более страшная участь, чем первенца Гоблины.

Отрывок из книги Джейн Гудолл "В тени человека"

«В экспериментальных работах надо сомневаться до тех пор, пока факты не заставляют отказаться от всяких сомнений»

Луи Пастер

Файлы

Как богословы извращают роль науки в жизни общества

Основы первой медицинской помощи

Манипуляция сознанием

Капитал - Карл Маркс (Все 3 тома)