Электронные уши для глухих

Электронные уши для глухих

Сколько стоят слуховые аппараты, и кто за них платит?
 
В большинстве стран расходы не приобретение слуховых аппаратов частично несут компании медицинского страхования. В Германии, Австрии и Швейцарии размер компенсации настолько велик, что подходящее устройство можно подобрать даже без доплаты. Однако за все дополнительные опции, такие как Bluetooth, специальный дизайн (например для особенно миниатюрных устройств) или вспомогательные средства, взимается дополнительная плата, которая ложится на клиента.
 
В зависимости от того, идет ли речь об одном или двух слуховых аппаратах, может образоваться четырехзначная сумма дополнительных расходов. Наш совет: по возможности не идите на компромисс из-за одной лишь доступной цены. Выбирайте именно то устройство, которое подходит и отвечает всем вашим требованиям. Эту сложную технику вам предстоит носить каждый день, а в том, насколько важен слух, мы уже убедились.
 
Устройства, стоимость которого полностью покрыта страховой медицинской компанией, может быть вполне достаточно, даже если в нем используется не самая современная и мощная технология. Ваша медицинская страховая компания сообщит, какие суммы подлежат возмещению. В России усилители звука стоят до 10 000 руб., истинные слуховые аппараты 25 000–200 000 руб. В рамках ОМС аппараты в пределах определенной стоимости выдаются при снижении слуха 3–4 степени.
 
По техническим вопросам лучше проконсультироваться с сурдоакустиком, чтобы услышать несколько мнений и предложений. Но, пожалуйста, учтите, что само устройство – не единственное, за что придется платить: работа сурдоакустика тоже стоит денег, и многие из них предлагают различные пакеты услуг по дальнейшему обслуживанию, которые могут повлиять на общую стоимость.
 
Важно, чтобы сурдоакустик уделял вам достаточно времени, при необходимости вносил корректировки в устройства по истечении определенного срока и регулярно проводил обслуживание. Объем выполняемых им услуг следует обсудить отдельно.
 
В ухе или за ухом: какой слуховой аппарат лучше подходит?
 
Существует два основных типа слуховых аппаратов. Устройства первого типа подвешиваются за ушной раковиной, откуда маленькая трубочка заходит в слуховой проход. Аппараты второго типа вводятся в него целиком. У них есть разные достоинства и недостатки.
 
Заушные устройства (рекомендованы при нарушении восприятия преимущественно высоких звуков, как, например, при старческой тугоухости)
 
Достоинства:
 
• Слуховой проход остается частично открытым.
• Естественные средние и низкие звуки не нарушаются, а в ушном канале циркулирует воздух.
• Устройство легко снимать и надевать, отличается простотой в обращении, замена батареек также не составит труда.
• Устройства сопрягаются друг с другом посредством Bluetooth-связи, возможно подключение к другим приборам, например к смартфону, телевизору или компьютеру (в зависимости от ценовой категории).
 
Недостатки:
 
• Пространственный слух, который осуществляется посредством нескольких микрофонов, может искажаться при ношении головных уборов.
• При резких движениях головой, раздевании, одевании или ношении головных уборов может соскользнуть или даже упасть и потеряться. Поэтому ношение во время спортивных занятий возможно лишь в крайних случаях.
• Бросается в глаза окружающим.
• При сильной потере слуха или нарушении восприятия как низких, так и высоких частот слуховой проход следует дополнительно затыкать.
 
Внутриушные устройства (рекомендованы при одновременной потере слуха как на низких, так и на высоких частотах)
 
Достоинства:
 
• Незаметные, целиком помещаются в слуховом проходе.
• Не подвержены внешним воздействиям, контакту с одеждой, головными уборами и т. д., поэтому не могут выпасть из уха. Подходят для ношения во время спортивных занятий.
• Одновременно защищают от внешнего шума.
 
Недостатки:
 
• Затыкают слуховой проход. Поэтому возможно ощущение инородного тела в ухе и усиления громкости собственного голоса в процессе говорения.
• Из-за того, что ухо плотно заткнуто, все звуки окружающей среды приходится искусственно усиливать с помощью динамиков – естественные звуки могут искажаться.
• Находятся глубоко в ухе, в результате чего могут быстро загрязняться ушной серой.
• Можно использовать только до определенной степени нарушения слуха, поскольку мощность ограничена малым размером устройства.
• Отсутствует Bluetooth-соединение, поскольку эту технологию пока не получается использовать в узких замкнутых пространствах, то есть непосредственно в ушном канале.
• Размеры очень малы, поэтому имеются сложности в обращении, для замены батареек нужен определенный опыт.
 
Какими бы эффективными и продвинутыми ни были слуховые аппараты, они подходят только для людей с остаточным слухом. В повседневном обиходе слово «глухота» часто приравнивается к понятию «нарушение слуха». В действительности быть глухим означает вообще ничего не слышать, то есть иметь не нарушение слуха, а полное его отсутствие (поэтому, кстати, меня неправильно называть глухим на одно ухо: я просто очень слабо слышу с одной стороны). Но современные технологии могут помочь и глухим людям. Так называемые кохлеарные имплантаты в некоторой степени берут на себя функцию волосковых клеток в улитке. В сущности, они состоят из двух частей: одна имплантирована под кожу, а другая располагается на ее поверхности. 
 
Приемник для акустических сигналов из окружающей среды находится снаружи над ушной раковиной, подобно обычному слуховому аппарату. Он соединяется с электромагнитной катушкой на черепе по диагонали сверху за ухом. Под кожей сидит сам имплантат, состоящий из электромагнитного приемника для сигналов, которые поступают снаружи от катушки сквозь кожу. Дальше сигналы передаются на зонд, имеющий форму тончайшего проводка, – он вводится в улитку и следует за витками базилярной мембраны. 
 
Зонд включает до 22 электрических контактов, стимулирующих нервные связи с мозгом на разных частотах вместо поврежденных волосковых клеток. Здесь отчетливо прослеживаются пределы возможностей технологии: если в здоровом ухе примерно 3500 внутренних волосковых клеток отвечают за расщепление звуковой информации на звуки разной высоты, то кохлеарные имплантаты расщепляют их на значительно меньшее количество частот. В настоящее время добиться большего разрешения технически невозможно, но разрабатываются новые методы, призванные повысить его в будущем. Сейчас слух от имплантатов сильно отличается от естественного. Поэтому каждый, кто общается с людьми, имеющими кохлеарные имплантаты, должен знать, что у них имеются серьезные нарушения слуха – говорить нужно медленно и разборчиво.
 
Невзирая на это, владельцы имплантатов получают те же технологии, что применяются в слуховых аппаратах, как, например, Bluetooth, и могут понимать речь, совершать звонки и пользоваться акустикой для пространственной ориентации. Интеллектуальное программное обеспечение в наружной части настолько искусно кодирует акустические сигналы, что доступные каналы в ухе используются наилучшим образом из всех возможных. Такой электронный слух требует времени, чтобы привыкнуть и обучиться навыкам слушания.
 
Кохлеарный имплантат подходит не только людям, лишенным слуха, но и тем, у кого он очень сильно нарушен, кому уже нельзя помочь с помощью одних слуховых аппаратов. При наличии остаточного слуха посредством имплантации делается попытка сохранить его как можно дольше. Например, если низкие частоты в улитке еще не нарушены, зонд не будут вводить так глубоко, как человеку с полной потерей слуха. Кохлеарный имплантат подходит и при односторонней потере слуха: слух с обеих сторон имеет большое значение для ориентирования в пространстве и понимания речи. Благодаря технической поддержке мозг удается разгрузить. Кстати, одностороннее использование имплантатов часто приносит значительное улучшение при наличии тиннитуса.
 
О необходимости применения имплантатов у детей и новорожденных ведутся жаркие споры. Многие родители выступают против из-за риска, который влечет за собой каждое оперативное вмешательство, или потому, что сами глухие и чувствуют связь с культурой языка жестов. Последние опасаются, что в последующем развитии ребенок будет уделять слишком мало внимания языку жестов, и это осложнит доступ к культуре глухих. В некоторых случаях они даже отказываются от использования слуховых аппаратов.
 
Что касается аргумента о риске операций, следует сказать, что он существует, но вероятность его крайне мала. Всего лишь в 2–4% случаев возникают проблемы с техникой, а в 4% имеют место осложнения, связанные со здоровьем, такие как инфекции и сращения костей. С другой стороны, если оценить преимущества, которые могут получить от этого дети с врожденной глухотой или дети, потерявшие слух в очень раннем возрасте, станет очевидно, что они явно перевешивают риски. Здесь мы подходим ко второму деликатному аргументу, определяющему культуру глухих как независимую социальную группу, члены которой не считают себя больными или даже инвалидами по причине глухоты. Мы не хотим ввязываться в построенные на эмоциях дебаты, вместо этого приводим научно обоснованные аргументы. Как к ним должны относиться родители глухих детей, остается их личной ответственностью.
 
В первую очередь, очень важно различать, стал ли человек глухим до или после того, как научился говорить. Глухой новорожденный или ребенок, потерявший слух в очень раннем возрасте, не имеет шансов развить те же когнитивные навыки, что и ребенок со слухом. Давайте вспомним картинку фабрики восприятия: вся сеть конвейерных лент и блоков информации совершенно не может развиваться, а пораженные участки мозга не получают снабжение в достаточном количестве. К тому же глухой ребенок не слышит собственный плач и обычно ограничен во взаимодействии с окружающей средой. Язык жестов не может заменить звуки, издаваемые в раннем детстве, или сюсюканье, которое скорее выражает чувства, нежели передает содержание. Если же, напротив, рано вживить кохлеарный имплантат (или начать носить слуховой аппарат при наличии остаточного слуха), ребенок сможет изучать язык и обрабатывать звуки из окружающей среды. Глухие люди могут научиться говорить и без имплантатов, но это чрезвычайно длительный и трудоемкий процесс, который может занять десятилетия. Чтение по губам говорящих людей также возможно, но требует высокой степени концентрации. В некоторых ситуациях половина всей информации, получаемой от говорящего, может остаться непонятой, и ее придется додумывать, исходя из контекста.
 
Поскольку слух столь важен для развития ребенка, его проверяют уже на третий день после рождения. Применение имплантатов возможно уже после шести месяцев жизни. При наличии остаточного слуха в любом случае следует использовать слуховые аппараты. В течение примерно трех с половиной или четырех лет мозг еще формируется под воздействием поступающей вербальной информации. Глухие дети, которым в течение первого года жизни вживляют имплантат, развивают определенные языковые навыки быстрее, чем дети, у которых операция была проведена позже. Приблизительно до семи лет детский мозг все еще очень легко адаптируется, но в процессе дальнейшего развития гибкость снижается. Усвоение языка у ребенка со здоровым слухом к десяти годам считается завершенным. Если впоследствии происходит потеря слуха, вся нервная система уже развита и подготовлена к обработке речи. Исследования показывают, что язык жестов активирует те же области мозга, что задействуются в разговорной речи. Можно предположить, что в этом случае мозг может лучше справляться с отсутствием слуховых сигналов.
 
Даже при раннем использовании кохлеарного имплантата изучение языка жестов все равно имеет смысл. Таким образом дети смогут стать частью как культуры глухих, так и повседневной жизни людей со здоровым слухом. Установка кохлеарного имплантата требует последующего наблюдения за исправностью техники на протяжении всей жизни пациента. При возникновении временных осложнений или сбоев язык жестов станет гарантией безопасности при взаимодействии с окружающей средой.

Томас Зюндер

«Если сложить темное прошлое со светлым будущим, получится серое настоящее»

Михаил Жванецкий

Научный подход на Google Play

Файлы

Введение в математическую философию

Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект

Советы молодым учёным

Характер физических законов