Пиво против бактерий

Пиво против бактерий

Английский врач Джон Сноу какое-то время провёл в шахтах, леча больных холерой шахтёров. Он дышал тем же гнилостным воздухом, что и они, но не заболел. Когда Сноу перебрался в Лондон, он начал изучать, как в атмосфере распространялись газы. И вот тогда ему в голову закралась мысль: холера не в воздухе. Холера в воде.
 
Вспышка холеры в Лондоне в 1854 году началась в районе Сохо, где располагались скотобойни, не было канализации, а плотное население теснилось в зданиях с грязными выгребными ямами. Сноу стучался в двери и фиксировал случаи смерти по каждому адресу, составляя карту, а затем собирая данные воедино. Выяснилась закономерность: смертельные случаи сконцентрировались вокруг водяного насоса на Брод-стрит, которым пользовались многие жители района. Но одна группа жителей Сохо избежала вспышки заболевания: работники местной пивоварни, пьющие пиво. Они даже не догадывались, что их любимый напиток спас им жиз-ни. Те, кто пил пиво, не проглатывали микроорганизмы (которые Сноу называл «анималькулями») вместе с заражённой водой. Его открытие послужило доказательством теории распространения холеры через воду.
 
Сноу так и не удалось непосредственно увидеть бактерии, вызывающие холеру, потому как технология микроскопии того времени не позволяла рассмотреть столь маленькие организмы. Но он оказался прав в отношении источника бактерий: они жили не в воздухе, а в воде. И если кто-то выпивал заражённую холерой воду, в его кишечнике вскоре поселялось до триллиона смертоносных существ.
 
Карты, микроскопы и ванна
 
Работа Сноу помогла открыть новую науку – эпидемиологию, которая использовала карты и опросы вместо лабораторных экспериментов для выявления закономерностей и причин заболеваний. Затем новая инновация – стекло – сделала его теории ещё более ясными.
В начале 1870-х годов немецкая компания Zeiss Optical Works, специализирующаяся на изготовлении линз, начала производство новых микроскопов. Впервые эти приборы были построены на основе математических формул, описывающих поведение света. Новые линзы позволили немецкому врачу Роберту Коху, одному из первых учёных, идентифицировавших бактерию холеры, заняться микробиологией. Вместе со своим великим соперником, французским биологом-химиком Луи Пастером, Кох и его микроскопы помогли разработать и распространить микробную теорию болезней.
 
С технологической точки зрения, великий прорыв XIX века в области здравоохранения – знание того, что невидимые микробы могут убивать, – был своего рода совместной работой карт и микроскопов. Постепенно отношение к этому вопросу начало меняться, особенно в Англии и Америке. Реформаторы строили общественные бани в городских трущобах, где у многих людей не было доступа к водопроводу. Появился особый жанр книг и брошюр, где содержались подробные инструкции, обучающие людей, как принимать ванну. Может показаться странным, что людям приходилось читать книгу, чтобы узнать, как и зачем принимать ванну. Однако до 1800-х годов европейцы и американцы считали, что погружение тела в воду вредно для здоровья, а закупоренные поры защищают от болезней. На самом деле, ванны были настолько отвратительны для людей того времени, что даже самые богатые члены общества избегали их любой ценой. Королева Елизавета I принимала ванну только раз в месяц, и по сравнению со своими сверстниками она была помешанной на чистоте. А вот французского короля Людовика XIII не купали ни разу до семи лет.
 
Личная гигиена и доступность чистой воды были напрямую связаны между собой, но для принятия важных решений о крупномасштабной санитарной обработке населения властям требовалась количественная информация. Они получили ее, в очередной раз отчасти благодаря новаторским усилиям Роберта Коха. Благодаря новым линзам и инструментам для микробиологических исследований Кох теперь мог видеть и измерять бактерии. Он экспериментировал, смешивая загрязненную воду с прозрачным желатином и наблюдая за растущими колониями бактерий на стеклянной пластине. Он разработал сложные инструменты для измерения плотности бактерий в воде. В 1880-х годах Кох установил единицу измерения, которую можно было применять к любому количеству воды: если на миллилитр воды приходится менее ста колоний бактерий, то ее можно пить.

Девушки, готовящиеся к ванным процедурам
 
Девушки, готовящиеся к ванным процедурам, приблизительно 1900 год.
 
Возможность измерения содержания бактерий стала настоящим прорывом в решении задач общественного здравоохранения. До принятия этих стандартов измерения любые улучшения в системе водоснабжения проверялись по старинке: строился новый коллектор, резервуар или труба, а затем учёные сидели и ждали, пока люди не начнут умирать. Если смертей становилось меньше, значит, в здравоохранении наблюдались улучшения. Возможность взять пробу воды и научно определить, загрязнена ли она, ускорила эксперименты и новые разработки в области санитарии. По мере развития общественной инфраструктуры люди гораздо чаще пользовались в домах проточной водой, и эта вода была чище, чем несколькими десятилетиями ранее. Самое важное, что теория болезней, основанная на бактериях, превратилась из посторонней идеи в научный консенсус.

«Церковь - место, где джентльмены, никогда не бывавшие на небесах, рассказывают небылицы тем, кто никогда туда не попадет»

Менкен Генри Луис

Научный подход на Google Play

Файлы

Вероятностный мир

Научный метод познания. Ключ к решению любых задач

Конституция свободы

Новый ум короля: о компьютерах, мышлении и законах физики