Новые правила жизни для пожилых людей

Новые правила жизни для пожилых людей
 
Выход на пенсию в шестьдесят пять лет — это просто смехотворно. В шестьдесят пять у меня еще были прыщи. 
Джордж Бёрнс, комик (умер в возрасте ста лет) 

Пенсия — это когда вы в один прекрасный день приходите с работы и объявляете жене: «Привет, дорогая, вот я и дома… навсегда». 
Джин Перрет, автор и продюсер «Шоу Кэрол Бёрнетт» 
 
В наши дни сам термин «пребывание на пенсии» не имеет четкого определения. Так, в ходе одного недавнего социологического опроса 83% респондентов в возрасте 65 лет и более заявили, что они «на пенсии», но это слово явно означает разные вещи для разных людей. Многие из таких «пенсионеров» сообщают, что они ушли с работы в режиме полной занятости, но работают на полставки где-то еще — или же (несмотря на то что официально числятся пенсионерами) сохранили связи со своей профессией, являясь консультантом, членом профессиональной ассоциации, советником, наставником, работая на общественных началах и т.п. Кроме того, «уход на покой» может вызывать множество различных трудностей и проблем, как показывают следующие цитаты: 
 
Пребывание на пенсии убивает больше народу, чем тяжелая работа.
(Малькольм Форбс, предприниматель) 

Профессия многих жен — опекун мужа-пенсионера. 
(Элла Харрис, актриса) 
 
Когда (если вообще) вы уйдете на покой, чего вам будет больше всего не хватать? Среди тех, кому еще предстоит уйти на пенсию, наиболее популярный ответ таков: «Моих нынешних доходов». Но среди тех, кто уже отошел от дел и лучше представляет себе жизнь пенсионера, ответы обычно несколько иные. В ходе одного недавнего социологического опроса респонденты-пенсионеры говорили, что им больше всего не хватает утраченных социальных связей. Если же объединить «нехватку утраченных социальных связей», «отсутствие цели в жизни» и «меньшую ментальную стимуляцию», то получится, что такие ответы на вопрос «Каковы ваши самые насущные проблемы?» дало более чем 65% опрошенных пенсионеров. А это открывает перед нами еще один парадокс старения: вопиющий контраст между тем, что, как нам кажется (пока мы еще работаем), важно на пенсии, и тем, что на самом деле важно, когда мы достигаем этой стадии жизни. 
 
Некоторые исследования вроде бы показывают: для тех, кто уходит на покой в более раннем возрасте, выше вероятность летального исхода. Впрочем, очень трудно определить, где тут причина, а где следствие: может быть, они рано выходят на пенсию из-за скверного состояния здоровья, а может быть, сам по себе выход на пенсию привел к тому, что они стали предаваться нездоровому поведению. Есть исследования, авторы которых обнаружили: для здоровых взрослых испытуемых, вышедших на пенсию не в 65 лет, а годом позже, в среднем на 11% ниже риск смерти от каких-либо причин, даже если сделать поправку на демографические особенности, образ жизни, проблемы со здоровьем. 
 
Кроме того, те же авторы выяснили: для взрослых, относивших себя к категории «нездоровых», была выше вероятность прожить дольше, если они продолжали работать. А это заставляет предположить, что на смертность могут влиять и другие факторы помимо состояния здоровья. Порой люди проводят много времени в раздумьях о своем будущем выходе на пенсию (даже если до предполагаемого ухода на покой еще далеко). По мере того, как пенсия подкрадывается все ближе, мы можем испытывать определенную нерешительность и даже чувство сопротивления — зачастую из-за того, что мы не ощущаем себя готовыми к выходу на пенсию (или достаточно старыми для этого). У некоторых народов и культур сам выход на пенсию считается ущербной или устаревшей идеей. Даже сами слова и выражения «пенсия», «уход на покой» и т. п. могут казаться содержащими в себе негативные смыслы. Название организации AARP больше не расшифровывают как American Association of Retired People (Американская ассоциация пенсионеров): теперь она всегда именуется просто AARP, что рифмуется со словом sharp («смышленый», «сообразительный»). Собственно, AARP вообще уже не требует, чтобы ее члены являлись пенсионерами: достаточно, если вы просто старше пятидесяти. 
 
Иногда мы беспокоимся, что с нами станет, когда мы уйдем на покой: гольфа и маджонга недостаточно, чтобы постоянно заполнять наше время, развлекать нас, доставлять нам радость. Кроме того, некоторые видят, как здоровье и общее благополучие других людей резко ухудшилось после того, как они ушли на пенсию (многие исследования подтверждают это наблюдение). Альбер Камю, французский писатель и философ, некогда заметил: «Без работы вся жизнь протухает. Но когда работа делается без души, жизнь задыхается и погибает». 
 
Какие цели вы станете преследовать, уйдя на покой? Как сохранить связи с людьми и собственную значимость? Тут очередной парадокс старения: мы много лет трудимся, чтобы потом насладиться пребыванием на пенсии, однако наступает время, когда мы начинаем ужасно беспокоиться об этом переходе на следующую стадию жизни. Боб Ньюхарт, комик и телезвезда, признался мне, что он пробовал заниматься гольфом, но ему это не помогло. Он не ощущал необходимости ухода на покой: сами его комические монологи — форма мотивации. Волнение перед очередным выступлением для него — почти как наркотик. Для Ньюхарта это благотворная разновидность стресса, ибо ему нужно быть готовым к тому, чтобы заставить людей делать одну из самых важных вещей в жизни — улыбаться, смеяться, находить забавное в мелочах.
 
Кем мы становимся, сделавшись «пенсионером», «отставником» и т.п.? 
 
Уйдя на покой, мы можем не только затосковать по утраченным социальным связям, но и ощутить, что сама основа нашей личности изменилась. С годами человек все крепче становится привязан к своей работе, накапливает немалый профессиональный опыт и квалификацию, налаживает связи с коллегами. Моему отцу далеко за восемьдесят, и он попросту не способен уйти на пенсию. Он обожает свою работу, и это занятие определяет его как личность. Самый мощный стресс он ощущает, когда начинает размышлять о своем грядущем уходе на покой (или когда о его возможном выходе на пенсию рассуждает кто-нибудь из окружающих). Кроме того, могут существовать некоторые различия между женским и мужским восприятием выхода на пенсию — и тем, как они видят себя до и после ухода на покой. Качество и объем социальной поддержки со стороны других могут различаться для мужчин и женщин, и это может играть особенно важную роль при выходе на пенсию, особенно для тех, чьи друзья — в основном из числа коллег. Одна из участниц социологического исследования проблем выхода на пенсию заметила: «До того как выйти на пенсию, я смотрела на себя прежде всего как на профессионала: это было главным в моей личности. Теперь же главным стало то, что я делаю на досуге, из которого стала состоять вся моя жизнь: я — бабушка, я — человек, изучающий французский, я — повар, я — волонтер. Я ищу новые пути для того, чтобы определить себя, стать тем, кем я хочу быть». 
 
Легендарный бейсбольный тренер Джон Вуден сдружился со многими людьми за долгие годы своей работы в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе: и с другими тренерами, и с игроками, и со всякого рода знаменитостями. Уйдя на покой, он больше всего ценил те моменты, когда они навещали его в Энсино, где у него была квартира. У Вудена завязалась дружба с его бывшими игроками Каримом Абдул-Джаббаром и Биллом Уолтоном, продлившаяся много лет: они посещали его палату в университетской больнице, когда он уже был при смерти. Эти два игрока далеко не во всем походили на Вудена, но когда все трое оказались на пенсии, между ними возникли тесные социальные связи. 
 
Профессия человека может оказывать долговременное воздействие на то, как он воспринимает окружающий мир. К примеру, пенсионер, прежде работавший врачом, может мгновенно распознать у ребенка на детской площадке симптомы простуды, гриппа или чего-нибудь похуже. То, что вы ушли на пенсию, еще не означает, что вы совсем перестали делать свою работу или мыслить так, как вы мыслили последние несколько десятилетий. Мой 86-летний тесть — риелтор, еще не совсем вышедший на пенсию (он работает на полставки), и иногда он оценивает стоимость чьего-нибудь жилья или помогает кому-то принять решение насчет покупки дома. Наша квалификация не угасает по мере нашего старения, поскольку она зачастую связана с тем, что нас интересует в жизни. Так, бухгалтеры и на склоне лет могут обращать особое внимание на цифры, потому что в прошлом они много работали со всякого рода числами. Поэтому у них сильнее, чем у других пенсионеров, может быть развита память на числовую информацию. Как показывают некоторые исследования, те профессии, которые требуют хороших языковых или математических способностей, могут способствовать сохранению в преклонные годы тех участков мозга, которые вовлечены в соответствующие процессы. Таким образом, то, чем вы профессионально занимались последние три десятка лет, может изменять ваш мозг и играть немалую роль в том, чем вы занимаетесь (и как вы мыслите), выйдя на пенсию. 
 
Отойдя от профессиональных дел, мы часто переходим на более «семейные» роли, которые мы, возможно, играли и на протяжении всей нашей профессиональной жизни. Собственно, мы никогда не прекращаем выполнять роли, скажем, матери, отца, тети, дяди, бабушки, дедушки: в этой сфере не бывает выхода на пенсию. Более того, на склоне лет мы иногда как раз и воспринимаем себя прежде всего сквозь призму таких ролей. Переходя на пенсионную стадию жизни, мы можем уже меньше определять себя через нашу бывшую должность или профессию. Кое-кто может сохранить крепкую связь со своей «профессиональной личностью», но при этом подчеркивать, как важны для него новые роли и те новые виды деятельности, которыми он занимается, уйдя на покой. 
 
Стадии ухода на покой: похожие и непохожие шаги, ведущие к росту удовлетворенности жизнью 
 
Согласно некоторым пенсионным теориям, с психологической точки зрения уход на покой происходит как бы постадийно. Поначалу (пока мы еще активно работаем) у нас имеются лишь смутные идеи и фантазии насчет того, что будет включать в себя наше пенсионное существование. По мере того как пенсия делается все ближе и неизбежнее, наши планы становятся все более конкретными. А после нашего формального расставания с трудовым коллективом наступает фаза пенсионного «медового месяца», когда мы можем, к примеру, отправиться в долгожданное путешествие или заняться теми вещами, на которые у нас не хватало времени, пока мы работали в полноценном режиме. 
 
Далее часто следует фаза эмоционального разочарования: человек может осознать, что в его пенсионном существовании маловато структурированности или что оно не приносит ему достаточного удовлетворения. В таком случае пенсионеру требуется найти какую-то деятельность, которой он сможет регулярно заниматься, и внести в свое существование необходимые адаптационные поправки, дабы иметь возможность наслаждаться повседневной жизнью более постоянно и ровно. Имеются также культурные различия по части того, как люди воспринимают и переживают уход на покой, к тому же само по себе пенсионное существование может напомнить человеку о конечности жизни. 
 
Конечно, пенсионер может ездить во всякие удивительные путешествия, постоянно навещать родных, нянчить внуков, волонтерствовать, работать на полставки, но темп жизни при этом все равно, как правило, далеко не такой бешено-суматошный, как когда вы работали в полноценном режиме. Данная модель, вероятно, вполне применима ко многим людям, однако это вовсе не означает, что каждый проходит через все стадии: мы вполне можем модифицировать и заново изобретать такие стадии по мере необходимости (иногда — по финансовым причинам, но чаще — просто ради большей удовлетворенности жизнью). 
 
Одиночество как самый страшный элемент жизни на пенсии — и как безмолвный убийца отставников 
 
Выход на пенсию может оказаться на удивление трудным жизненным переходом; иногда ему сопутствует депрессия и изменения состояния физического здоровья. Вы оставляете за спиной свою работу, круг общения, чувство определенного статуса и того, что вы удовлетворяете какие-то важные потребности. В ходе одного исследования обнаружилось, что для испытуемых полный выход на пенсию зачастую сопровождался (на протяжении 6-летнего периода) усилением болезненных состояний, затруднений в общей подвижности и выполнении повседневных дел, а также ухудшением психического здоровья. Другие исследователи выяснили, что испытуемые с низким уровнем приспособленности к пенсионному существованию, как правило, начинают употреблять больше спиртного и активнее курить. Однако едва ли не меньше всего обращают внимание на такой фактор «несчастной пенсии», как утрата привычных социальных связей. Некоторые специалисты утверждают, что негативное действие одиночества на общее состояние здоровья в преклонном возрасте эквивалентно эффекту, в совокупности производимому ежедневным выкуриванием пятнадцати сигарет, алкоголизмом и полным отказом от физических упражнений, а кроме того, что это воздействие может быть 
вдвое опаснее для пенсионеров, чем ожирение. 
 
Один пенсионер заметил: «На работе я целыми днями очень интенсивно общался с людьми, и мне этого очень не хватало, когда я вышел на пенсию. Мне было важно чем-то заменить это социальное взаимодействие. Благодаря новым занятиям у меня теперь есть друзья по церкви, друзья 
по йоге, друзья по путешествиям. Все это отлично заполняет возникшую пустоту». 
 
Трудно напрямую изучать воздействие пенсионного существования на благополучие человека, поскольку люди уходят на покой в разное время и по разным причинам, к тому же зачастую это лишь частичный выход на пенсию. Как показывают некоторые исследования, уровень самооценки среди испытуемых остается стабильным и на предпенсионной стадии, и уже после выхода на пенсию, а уровни депрессии и тревожности при этом даже снижаются — возможно, из-за снижения профессионального стресса и благодаря тому, что мы больше времени уделяем досугу Было показано, что высокий уровень социальной поддержки, возможность наслаждаться путешествиями, крепкий брак, занятие приятными хобби сопутствуют более высокому уровню пенсионной удовлетворенности среди испытуемых. 
 
Обзаведение новыми друзьями может являться полезным методом борьбы с одиночеством, но люди часто опираются и на своих давних друзей. Иногда как раз преклонный возраст становится тем периодом, когда люди стремятся возобновить былую дружбу или активно посещать встречи выпускников. Дружба — одно из лучших средств для профилактики одиночества, особенно на стадии жизненного перелома (скажем, когда человек уходит на пенсию). Вот один пример: семь мужчин дружат на протяжении более 76 лет. 
 
Они десятилетиями встречались еженедельно. Они рядом с восьмилетнего возраста: когда-то они ходили в соседние школы, и у многих были одни и те же учителя. У них явно много общего: все они любят спорт и кино, все служили во флоте. Еще более впечатляет то, что шестеро из семерых по-прежнему женаты на своей первой и единственной жене. 
 
Они воздают должное этим женщинам за помощь в поддержании этой долгой дружбы. Не совсем ясно, как выход на пенсию может влиять на общую удовлетворенность супружеской жизнью, однако есть некоторые свидетельства в пользу того, что, когда человек уходит на покой и начинает больше времени проводить дома со своей супругой/своим супругом, это может вызывать семейные конфликты. Однако некоторые исследования позволяют предположить, что такая напряженность часто рассеивается через год-другой пенсионной жизни — по мере того, как в нее встраиваются новые привычки и обыкновения, путешествия или работа на полставки. 
 
Выход на пенсию часто означает изменение в кругах общения, сформировавшихся на основе взаимодействий с коллегами. Мужчины и женщины, как правило, по-разному взращивают и поддерживают социальные связи. Женщины обычно больше стремятся налаживать контакты с людьми, тогда как мужчины зачастую не так остро осознают потребность в друзьях, возникающую на склоне лет. Социальный клуб ROMEO помогает мужчинам, ушедшим на покой, поддерживать регулярные социальные взаимодействия друг с другом, так как пожилые мужчины часто жалуются, что им не хватает этих взаимодействий, которых было так много на работе. Дружба между мужчинами улучшает состояние их физического здоровья и общее благополучие, усиливает ощущение, что они принадлежат к кругу «своих» и что у них есть осмысленная цель, а кроме того, резко увеличивает уровень счастья, снижает уровень стресса, повышает самооценку и к тому же уводит в сторону от нездорового образа жизни — курения, азартных игр, алкоголя, наркотиков и т. п. Регулярные встречи в специальном центре для пожилых людей или просто традиционные утренние посиделки в кафе могут приносить огромную пользу, но нет ничего важнее, чем само по себе наличие друга, к которому вы можете обратиться, которому вы можете излить душу, с которым вы можете часто видеться. Некоторые исследования позволяют предположить, что взрослым мужчинам, возможно, особенно плохо дается формирование и поддержание дружеских отношений. Увы, за последние десятилетия примерно втрое возросло количество американцев, которые в ходе опросов говорят, что у них вообще нет близких друзей. «Ноль» — самый распространенный ответ на вопрос, сколько у вас в жизни «конфидентов» (друзей, с которыми можно поделиться самыми задушевными мыслями и чувствами): возможно, дело в том, что сегодня мы зачастую проводим больше времени перед экраном, чем с живыми людьми. 
 
Отвращение к праздности и «этика занятости» в преклонные годы 
 
Некоторые люди хотят как следует расслабиться, выйдя на пенсию: они получают удовольствие от сравнительно легкой и непринужденной жизни. Однако многих подстегивает ощущаемая ими настоятельная необходимость сохранять активность, оставаться занятыми, участвовать в деятельности, на которую у них не оставалось времени, пока они работали. Хотя пенсионное существование часто ассоциируется с неограничным досугом, на самом деле — парадоксальным образом — мысли о своей будущей праздности нередко очень беспокоят тех, кто заранее представляет себе жизнь на пенсии. Многие пожилые люди, вышедшие на пенсию, часто говорят: «Я остаюсь занятым человеком» (или отмечают, что пенсионная жизнь — это «хороший вид занятости»). Артур Конан Дойл, знаменитый автор детективных рассказов и повестей о Шерлоке Холмсе, хорошо поймал это ощущение. 
 
Великий сыщик у него замечает: «Я не помню случая, чтобы работа утомляла меня. Зато безделье меня изнуряет». Нехитрые советы Джона Вудена по поводу успешного старения сводились к следующему: будьте заняты, сохраняйте активность и поддерживайте кое-какое разнообразие в своей жизни. Он вполне успешно вел пенсионное существование больше тридцати лет. Как показывают некоторые исследования, те отставники, которые не выполняют оплачиваемую работу, на самом деле очень занятые люди: более того, они сообщают, что на пенсии заняты даже больше, чем когда работали. Но у пенсионеров само качество этой занятости — иное. Уйдя на покой, человек способен лучше управлять выбором своих занятий. Потребность в такой занятости и удовольствие от нее описываются так называемой «этикой [пенсионной] занятости». Рукописный деловой календарь 98-летнего Вудена был под завязку набит всякими занятиями и планами, но он тщательно выбирал, что заносить на эти страницы: в этом он очень походилна Доктора Рут, Филлис Диллер, Майю Энджелоу, Фрэнка Гери, Джареда Даймонда, Боба Ньюхарта, Джека Лаланна и Дейва Брубека. 
 
Когда я писал эту книгу, многие весьма занятые люди старшего возраста специально выделили для меня время в своем расписании, поскольку действительно хотели дать мне интервью и полагали, что могут внести в мои изыскания важный вклад, — даже если это создавало дополнительную нагрузку на их график, и без того полный всевозможных дел. Одно недавнее исследование показало: те пожилые испытуемые, которые сообщают о наличии у них загруженного делами расписания, обладают лучшей памятью и сохраняют большую остроту ума, чем те, кто сообщает о меньшей занятости и более праздном образе жизни. В песне Боба Дилана «Все в порядке, ма, я просто истекаю кровью» есть знаменательные слова: «Кто не занят рождением, занят умиранием». 
 
И в самом деле: мы почти в любом возрасте зачастую стремимся к тому, чтобы оставаться занятыми и активными — несмотря на определенную склонность к прокрастинации. Мы нередко заполняем свое время всякими мелкими задачами — например, ответами на дикое количество писем, скопившихся в папке «Входящие», и удалением спама (иногда это бывает вызвано тем, что мы чувствуем себя погребенными под лавиной всевозможных дел). Само по себе поддержание высокой занятости еще не служит залогом успешного пенсионного существования — если только деятельность, которую мы для себя выбрали, не является по-настоящему значимой или если ей не присуща изначальная важность. Время после выхода на пенсию — самый подходящий период для того, чтобы стремиться к достижению ваших личных целей, не испытывая при этом постоянного давления других обязанностей. И не исключено, что такое положение очень важно поддерживать. Один знакомый рассказал мне, что его отец-пенсионер (некогда — очень занятой руководитель) теперь прочитывает даже весь спам, попадающий к нему во «Входящие», потому что у него наконец-то есть время для знакомства со всеми письмами, которые ему приходят. 
 
Таким образом, никуда не девается необходимость поддерживать правильный баланс дел и фокусироваться на важном: пожалуй, эта необходимость даже острее, когда у вас больше свободного времени. Иногда людям старшего возраста кажется, что им надо как-то оправдать свой выход на пенсию, показав друзьям и взрослым детям, что они по-прежнему заняты. Так, «этика пенсионной занятости» может вступать в действие, когда пожилому человеку представляется, что он должен как-то «защищать» свой досуг, сообщая окружающим, что он «остается занят», а стало быть, у него нет времени на выполнение скучных бытовых дел. Это хорошо показано в книге Вирджинии Айронсайд «Нет-нет, я не хочу вступать в клуб книголюбов», где обсуждается, почему на склоне лет люди подчас так мало думают и так мало хотят что-то делать, тогда как она сама решила в шестьдесят лет написать книгу. 
 
Разумеется, до выхода на пенсию мы не очень-то представляем себе, какой на самом деле будет наша пенсионная жизнь. Люди могут упорно размышлять о грядущей пенсии (или всеми силами избегать ухода на покой) по самым разным причинам. Архитектор Фрэнк Гери до сих пор активно занимается разработкой новых сложных проектов в области архитектуры, но он стал разборчивее, хотя в более ранние годы он брался за все, до чего мог дотянуться (поскольку именно такой подход зачастую ведет к личному профессиональному успеху). А вот Джон Вуден оставил свою работу главного тренера университетской баскетбольной команды с богатейшими традициями — сделав вдохновляющее, но неожиданное (даже для его жены) объявление об этом за два дня до финала чемпионата 1975 года: очень может быть, что эта речь как раз и помогла его команде завоевать десятый чемпионский титул (беспрецедентный рекорд). Тренеру Вудену было тогда шестьдесят пять, и он хотел наслаждаться своим наследием, а не цепляться за него. Вокруг него имелась обширная социальная сеть родных (вполне реальная, никакая не виртуальная), не говоря уж об еще более широком университетском и спортивном сообществе: все это позволяло ему получать огромное удовольствие от жизни на пенсии. Однако во время нашей с ним беседы (Вудену тогда уже исполнилось 95) он заметил, что не прочь был бы поработать в качестве консультанта, помогающего игрокам и наставляющего неопытных тренеров.
 
Хотя многие люди, ставшие примером успешного старения, утверждают, что никогда не уйдут на покой, они при этом демонстрируют применение эффективных способов выстраивания жизненных приоритетов, выводя на первый план то, что им нравится в своей работе, и сводя к минимуму ее негативные стороны. Вероятно, такого рода право приобретается во многом благодаря солидному возрасту, высокому служебному положению, а также благодаря тому, что человек начинает пользоваться большим уважением среди других работающих в данной сфере, — при том, что на пенсии он может заняться совершенно другими вещами. Уйдя «на покой», Филлис Диллер обратилась от комических монологов (которыми много лет занималась профессионально) к живописи, игре на фортепиано и устройству развеселых вечеринок, где она выставляла свои картины на продажу. 
 
Чтобы поддерживать ум в активном состоянии, она решала кроссворды и читала газеты, но при этом говорила, что самое большое удовольствие испытывает именно от общения с людьми, от светской жизни. Чесли Салленбергер, тот самый пилот, которого превозносили как героя после успешной экстренной посадки пассажирского авиалайнера на поверхность Гудзона, вскоре после этого драматического события вышел на пенсию и какое-то время наслаждался вполне успешной жизнью признанного героя и эксперта по пилотированию самолетов. Он колесил с вдохновляющими речами по всей стране и даже выступал перед Конгрессом на тему авиационной безопасности и условий труда пилотов. Однако через несколько месяцев такого пенсионного существования Салленбергер вернулся в компанию US Airways уже в новой роли — консультанта по вопросам управления безопасностью. Уйдя «на пенсию» после этой работы, Салленбергер заявил, что не намерен прекращать свою деятельность, направленную на повышение авиационной безопасности и на улучшение условий труда пилотов. 
 
Выход на пенсию часто представляется многим желанной целью, но когда это время наступает, оно порой оказывается весьма непростым: приходится совсем по-иному рассматривать свои жизненные цели и приоритеты. Это может позволить человеку выбрать для себя новые пути или осознать, что насыщенность жизни и постоянное удовольствие, порождаемые определенными видами деятельности, вообще-то поддерживают нас в энергичном состоянии. Возьмите, скажем, джазового пианиста Дейва Брубека. Врач однажды посоветовал музыканту, достигшему преклонного возраста, не прекращать живые выступления, ибо после концертов он, судя по всему, пребывал в более хорошей форме, нежели перед концертами. Брубек согласился: «В конце у меня больше энергии, чем в начале. Ты можешь выйти на сцену совершенно разбитым, с трудом волоча ноги, но когда ты садишься за рояль, то испытываешь прилив возбуждения и начисто забываешь об усталости». В старости Брубек регулярно выступал перед публикой, имея под рукой свой кислородный баллон. 
 
Боб Ньюхарт смотрит на вещи так же. Он до сих пор ездит по стране, выступая с комическими монологами. Перед каждым представлением он нервничает и тревожится, но именно это наполняет его энергией. Ньюхарт как-то заметил: 
 
Я сохраняю активность, потому что до сих пор продолжаю выступать со своими монологами. Это как мышца: ее нужно упражнять. И потом, я бы спятил, если бы не продолжал вести активную жизнь. Я не в состоянии выйти на пенсию. Я играл в гольф, но я же не могу все время этим заниматься. Я пошел к психиатру, и он сказал: нельзя просто так взять и выйти на пенсию, это надо планировать заранее, лет за двадцать. Загодя решить, чем ты займешься: скажем, будешь переплетать книги. Я ничего такого не стал планировать, и я не могу перестать заниматься тем, что я сейчас делаю, потому что мне это в радость. 
 
Джаред Даймонд, писатель и преподаватель, в каком-то смысле сменил профессию: когда-то он был узким специалистом и изучал в лаборатории физиологию желчного пузыря, а затем стал проводить более широкие полевые исследования по всему миру и писать научно-популярные книги. 
 
Причины такого изменения были ему совершенно очевидны: он не хотел еще тридцать лет изучать желчный пузырь, к тому же его тянуло ко множеству совсем других проектов. Секрет успешного пенсионного существования, возможно, состоит в том, чтобы сохранять в себе любопытство по поводу того, что вас больше всего интересует, и заниматься соответствующими направлениями деятельности, при этом сокращая объем своего участия в других формах работы, которые почти не стимулируют вас и почти не приносят психологического вознаграждения. Досуг вовсе не обязательно должен сводиться к разгадыванию кроссвордов: существует масса других видов деятельности (к тому же еще и предоставляющих возможность социальных взаимодействий), способных значимым образом улучшать мыслительные способности и память. Вступление в клуб книголюбов может вовлечь вас и в интеллектуальные, и в социальные взаимодействия, но есть и много других стимулирующих занятий, предполагающих и размышления, и социализацию. Спортивное боление может подразумевать и слежение за постоянно обновляющейся информацией, и эмоциональные связи с командами и с вашими собратьями-болельщиками, и собственно встречи с другими людьми, где происходят оживленные и компетентные обсуждения спортивных событий. 
 
Шерри Лэнсинг стала первой женщиной, возглавившей крупную голливудскую студию (Paramount Pictures), и она сыграла немалую роль в создании таких знаковых фильмов, как «Форрест Гамп», «Храброе сердце» и «Титаник». Поначалу ей казалось, что уходить на покой очень трудно. Теперь ей 72, она уже некоторое время пребывает на пенсии и говорит: «Я никогда не была так занята. И меня так радует то, что я делаю, ведь все это рождается в моем сердце». После ухода на пенсию она посвятила себя множеству филантропических проектов, вошла в Попечительский совет Калифорнийского университета, стала соосновательницей некоммерческой организации «Выступи против рака». Она считает, что одна из самых важных ее жизненных ролей сегодня — роль наставницы молодых женщин. 
 
Когда Джон Вуден уходил на покой, ему хотелось продолжать вести активную жизнь и сохранить связи с Калифорнийским университетом в Лос-Анджелесе. Директором спортивных программ университета работал тогда Дж. Д. Морган, которому хотелось, чтобы у Вудена имелся кабинет в спортивном управлении: мол, это как раз и поможет ему сохранить контакты с университетом даже на пенсии. Морган предложил ему разделить этот кабинет с новым главным тренером университетской баскетбольной команды. Однако Вуден осознал, что это станет вторжением в сферу профессиональной деятельности его преемника и будет оказывать на того ненужное давление, так что он попросил, чтобы его вселили в один кабинет с Гэри Адамсом, тогдашним бейсбольным тренером первокурсников, поскольку на самом-то деле именно бейсбол (а не баскетбол) являлся любимым видом спорта Вудена. В дальнейшем Гэри Адамс стал главным тренером бейсбольной команды Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и пробыл в этой должности 38 лет. 
 
Два тренера очень сдружились, и их частое пребывание в одном кабинете позволило им осуществлять ценнейшие профессиональные и личные контакты. Актер Дик ван Дайк, когда ему было уже за девяносто, заметил в своей книге «Продолжайте двигаться — и другие советы и истины насчет старения», что важнее всего (вы угадали) продолжать вести подвижный образ жизни, танцевать, петь, сохранять позитивный настрой. Он по-прежнему с удовольствием поет и танцует — как он проделывал это в фильмах «Мэри Поппинс» и «Пиф-паф-ой-ой-ой», в ситкоме «Шоу Дика ван Дайка» и т.п. Он заявляет: «Танцевать надо всем. И петь тоже надо всем. Вам скажут: но я не умею петь. Чепуха. Петь могут все. Если у вас плохо получается, это еще не причина отказываться петь». 
 
Отрывок из книги А. Кастела "С возрастом только лучше"

«Человеческий зародыш, чувства которого находятся на уровне амёбы, пользуется значительно большим уважением и правовой защитой, чем взрослый шимпанзе. Между тем шимпанзе чувствует и думает, и возможно - согласно новейшим экспериментальным данным - способен даже освоить какую-то форму человеческого языка»

Ричард Докинз

Файлы

Мир без политики, нищеты и войн

Возобновляемые источники энергии

Мир с точки зрения математики

Цивилизация после людей