Генератор случайных слов, или Вера в двух актах



Практически у всех, кто следит за риторикой российского руководства, время от времени возникает недоуменный вопрос: каким образом оно собирается сочетать провозглашённый курс на научно-техническую модернизацию страны с непрерывным поощрением религиозно-фундаменталистских настроений в обществе? Убедительного ответа на этот вопрос никто из независимых наблюдателей не нашёл.

А вот для Владислава Суркова, которого аппаратная судьба забросила в кресло главы аппарата правительства РФ, тут никакой проблемы нет. В недавнем интервью «Ведомостям» на вопрос, не тяжело ли ему одновременно курировать инновации и комиссию по вопросам религиозных объединений, он ответил так: «Я считаю, что любое знание человеческое изначально религиозно, так как в основе научного метода лежит аксиома – постулат, то есть то, что принимается без доказательств, актом веры». И добавил, что научно-техническая революция является «восстанием человека против собственной слабости, а первым, кто призвал к восстанию, был Христос».

Комментируя такое заявление, очень легко впасть в благородный просвещенческий пафос и начать на полном серьёзе объяснять сановному науковеду, что в отличие от математики и некоторых сведённых к ней дисциплин прочие науки имеют иные основания – в частности, все естественные основаны на наблюдении и опыте. И что даже в тех науках, где аксиомы есть, принятие их не имеет ничего общего с актом веры и специалисты по геометриям Римана и Лобачевского не ведут между собой священных войн за истинную формулировку пятого постулата. И что…

Вероятно, такой комментарий, попадись он на глаза самому Владиславу Юрьевичу, доставил бы ему несколько весёлых минут. Для любителя стеба, всегда готового с серьёзным видом сплетать любые слова в грамматически корректные, но заведомо бессодержательные конструкции, нет лучшей награды, чем простодушный слушатель, который будет старательно искать в этих плетениях смысл – хотя бы и с целью опровержения. Всерьёз спорить с заявлениями г-на Суркова всё равно что полемизировать со знаменитой «Элизой», которая могла неограниченно долго поддерживать разговор с любым собеседником на любую тему, и те даже не догадывались, что переписываются с компьютерной программой.

И это не личное свойство данного чиновника (хотя, надо признать, в публичных высказываниях Суркова этот подход возведён в степень истинного искусства), а общий стиль всего нынешнего российского начальства. Как метко сформулировал журналист Иван Давыдов, «нынешняя власть – это не про слова».

Поэтому уместней будет, оставив пафос, обратиться к конкретным результатам такого подхода – в частности в области государственной научной политики. В конце концов, евангельский герой не только призывал к восстанию (на него, кстати, ещё не завели дело о призывах к массовым беспорядкам?), но и резонно указывал: «По плодам их узнаете их».
Примерно в те же дни, когда глава аппарата правительства делился своими представлениями о сущности науки, любимое детище российских державных инноваторов – фонд «Сколково» – анонсировал на своём сайте не более не менее как презентацию вечного двигателя. Дескать, молодые российские учёные сумели на основе биотехнологий создать энергетическую установку с КПД больше 100 %. При этом все эвфемизмы, обычно сопровождающие антинаучные разработки российских бюджетных учреждений, были на сей раз отброшены – чудо-установка без обиняков именовалась вечным двигателем, а её противоречие законам физики не только не затушёвывалось, но, напротив, настойчиво подчёркивалось. Научная революция должна была свершиться в Центре международной торговли в присутствии ряда известных российских и зарубежных учёных (в том числе нобелевского лауреата Жореса Алферова), чьи научные регалии гарантировали бы, что происходящее – не дешёвый трюк.

Дешёвым трюком, однако, оказалась сама затея. Собравшиеся в ЦМТ маститые учёные мужи вяло обсуждали перспективы развития мировой энергетики – по большей части склоняясь к мнению, что никаких радикальных изменений в ней в обозримом будущем не произойдёт (им, конечно, виднее, но такая позиция экспертов делает несколько странным инновационный пафос организаторов мероприятия). Никто никаких установок не демонстрировал, об отмене законов природы и прочих обещанных в анонсе чудесах никто не обмолвился ни единым словом. Единственным за всё время упоминанием о вечных двигателях стала итоговая фраза ведущего: «Самый лучший вечный двигатель – это вот такие люди, которые здесь сидят, и их мысли и идеи». Насколько можно было судить, никто из «таких людей» даже не догадывался, в каком наглом надувательстве он невольно участвует.

Конечно, подобный креативный пиар был популярен ещё у провинциальных импрессарио позапрошлого века, уверенно обещавших почтеннейшим зрителям, что на спектакле будет присутствовать автор пьесы – «любимец местной публики г-н Шекспир» или что в конце представления граф Калиостро съест живого человека. Но чтобы подобными милыми розыгрышами занимался крупнейший национальный центр научно-технологических инноваций – такого, пожалуй, ещё не бывало ни в российской, ни в мировой истории. Впечатление такое, что авторов затеи больше всего тревожит вопрос: а вдруг, несмотря на все уже предпринятые усилия, в стране всё ещё остались люди, полагающие, что в Сколкове происходит что-то, имеющее отношение к серьёзной науке?

Но настоящие чудеса были ещё впереди. На следующий день программа «Вести» как ни в чем не бывало показала… репортаж о той самой презентации вечного двигателя и дискуссии о нём. То и другое, оказывается, успешно прошло накануне в ЦМТ. Авторы репортажа даже продемонстрировали саму чудо-установку и обсудили с её изобретателем некоторые технические подробности устройства (для этого реальные съёмки с мероприятия в ЦМТ были прихотливо перемешаны со съёмками из квартиры «изобретателя» – очередного фрика из тех, что в последние годы стадами пасутся на центральных телеканалах). О том, что успешная демонстрация революционного изобретения прошла незамеченной для всех участников встречи (см., например, свидетельства здесь), в репортаже, естественно, не сообщалось.

Это уже выглядит буквальным воплощением старого советского анекдота про Наполеона, с завистью говорившего, что, будь у него такое телевидение, мир до сих пор был бы уверен, что он выиграл зимнюю кампанию в России. Похоже, то, что в советские времена составляло сюжет анекдота, для нынешних эффективных менеджеров стало руководством к действию. А в чём, собственно, проблема? Если в разоблачительном фильме о происках оппозиции можно показывать «документальные съёмки» никогда не происходивших событий – почему этого нельзя делать в репортаже о научном форуме?

Я не знаю, имел ли г-н Сурков какое-то отношение к мероприятию в ЦМТ или к репортажу «Вестей» (хотя как куратор инноваций вполне мог быть в курсе). Но его пониманию науки подобные акции соответствуют как нельзя лучше. Действительно, если в основе науки лежит акт веры, то для того, чтобы сделать любую чушь (хотя бы и тот же вечный двигатель) предметом науки, достаточно заставить в него поверить. И причём тут какие-то факты, истина, реальность? Реальность – это то, что показывают по ТВ. А по ТВ показывают то, что велит (или, по крайней мере, одобряет) начальство.

В разные эпохи в разных странах государственной идеологией становились самые разные доктрины, но, пожалуй, пока нигде в этой роли не выступал последовательный солипсизм. Пожалуй, у нас есть шанс посмотреть, как это выглядит – если, конечно, старомодный провинциальный балаганчик «суверенной демократии» просуществует ещё хотя бы пару лет.

Борис Жуков

«Точка зрения, будто верующий более счастлив, чем атеист, столь же абсурдна, как распространенное убеждение, что пьяный счастливее трезвого»

Шоу Бернард

Файлы

Поиски механизма гравитации

Эгоистичный ген

Математическое и компьютерное моделирование

Краткая история времени