Мужской мозг и женский мозг

Мужской мозг и женский мозг

В последние годы выявлено множество различий между мозгом мужчины и мозгом женщины. Некоторые были связаны с работой синапсов, другие – с сигнальными химическими веществами, а третьи – с размерами участков мозга. В результате в общественном восприятии науки закрепилась идея, что мозг бывает «женским» или «мужским».
 
Но есть проблема. Не все эти физические и физиологические различия складываются в разницу в способностях. Некоторые исследователи считают, что мы упускаем нечто важное. Возможно, утверждают они, по меньшей мере часть этих расхождений сформировались не для того, чтобы создать различия в поведении или способностях, а чтобы предотвратить их. Что если отличия существуют для компенсации генетической или гормональной разницы, которая необходима для создания двух полов с разными комплектами гениталий и разным репродуктивным поведением?
 
Если это кажется парадоксальным, сравните массивный горный велосипед с легким дорожным. Если вы хотите развить на них одинаковую скорость, придется сильнее жать на педали горного велосипеда, чтобы компенсировать его сцепление с дорогой. Одно различие заставляет вас ввести другое, чтобы получить одинаковый результат. С точки зрения мозга, определенные связи могут выглядеть «мужскими» или «женскими», но это не помешает результату (поведению) быть универсальным.
 
На протяжении почти всей истории предполагалось, что роли мужчин и женщин врожденные и неизменные. С подъемом феминизма во второй половине прошлого века Запад оспорил этот взгляд. Возможно, разница в поведении мальчиков и девочек возникла из-за культурных норм: родители, к примеру, хвалили мальчиков за то, что они шалят и ломают игрушечные машинки, а от девочек ожидали спокойной игры в куклы.
 
Примерно в то же время появилось больше данных о биологии пола. В утробе мы все сначала все более или менее девочки, до 6–12 недель беременности. Затем у мужского плода ген хромосомы Y заставляет определенные клетки производить тестостерон, что приводит к развитию пениса и яичек. Женский плод не получает «тестостероновой ванны» и развивает женские репродуктивные органы.
 
Но нашими половыми железами влияние половых гормонов не ограничивается: они также играют ключевую роль в развитии мозга и влияют на архитектуру нейронных связей. Кроме установления описанных анатомических различий, половые гормоны предположительно влияют и на наше поведение во взрослой жизни, так как их рецепторы находят во многих участках мозга.
 
Отличия между мозгом мужчин и женщин стали горячей темой в нейронауке, особенно в последнее десятилетие, это связано с развитием нового метода исследования – сканирования мозга. Одно из знаменитых открытий заключается в том, что у мужчин, судя по всему, более крупная левая сторона нижней теменной извилины, расположенной прямо над ухом. Этот участок мозга, как предполагают, участвует в пространственном мышлении, необходимом, например, чтобы представить вращение трехмерных фигур. У женщин же крупнее участки мозга, ассоциированные с языком.
 
Общая критика такого рода работ заключается в том, что между мужчинами и женщинами в целом различия средних значений невелики, а вот разнообразие внутри каждого пола гораздо больше. Другими словами, результаты показывают усредненные значения у населения, а не индивидуумов.
 
Однако существуют профессии, в которых женщины представлены меньше. Среди изучающих компьютерные науки в США женщины составляют около 20 %, пропорции среди студентов-инженеров такие же. Упускают ли женщины хорошо оплачиваемые секторы, столь важные для современного общества, ориентированного на технологии, в связи с врожденными различиями в мозге или из-за культурных ограничений?
Исследование половых различий мозга также спровоцировало призывы, в частности в США, обучать мальчиков и девочек отдельно, в однополых классах или школах. Бытует утверждение, что методы обучения необходимо подстроить под эти отличающиеся мозги.
 
При таком широком диапазоне возможных последствий для общества важно осознавать пробелы в теориях о мужском и женском мозге. В 2004 году теория компенсации впервые привлекла к себе внимание благодаря работам Герта де Вриса, изучающего гормоны и сигнальные системы мозга у грызунов в Массачусетском университете в Амхерсте.

Инсайты от степных полевок

В 1980-х годах ученый наткнулся на серьезные половые различия в мозгах степных полевок, мелких грызунов, которые водятся на Среднем Западе США. В отличие от большинства млекопитающих, степные полевки моногамны, а их самцы – преданные отцы. Они уделяют вылизыванию и перетаскиванию своих детенышей столько же времени, сколько и самки. И все же у самцов в мозгу гораздо больше, чем у самок, рецепторов вазопрессина – сигнальной молекулы, связанной с родительской заботой.
 
Де Врис предположил, что у самок материнскую преданность запускают гормональные изменения во время беременности, а у самцов нехватка гормонов беременности компенсируется связями вазопрессина. Вскоре он нашел несколько возможных механизмов компенсации и у других животных, в том числе у крыс, мышей и зебровых амадин.
 
Так считает и Маргарет Макарти, исследователь половых различий из Медицинской школы университета Мэриленда в Балтиморе. «Многие из половых различий, которые мы видим в мозге, существуют, чтобы помочь самцам и самкам развить свои непохожие репродуктивные стратегии, – говорит она. – Но различия несут с собой и ряд ограничений. У самцов высокий уровень тестостерона, у самок циклы разных гормонов. И у этих гормонов есть своя цена с точки зрения поведения, не касающегося размножения».
 
На сегодняшний день данных о компенсации у людей практически нет. Но может ли быть так, что они проходят незамеченными из-за предположения, будто различия в мозге обязательно должны означать различия в поведении?
 
В 2006 году Ларри Кэхилл из Калифорнийского университета в Ирвайне в обзоре исследований по половым различиям привел в качестве примера несколько работ со сканами мозга, выявивших различия у мужчин и женщин, не сопровождавшихся отличиями в поведении. Задействованные механизмы неизвестны, но Кэхилл считает, что они могут быть свидетельством компенсации, хотя проводившие сканирование исследователи их не заметили.

Равные, но разные

Сам Кэхилл, возможно, нашел свидетельства работы компенсаторных связей, задействующих миндалевидные тела – парные образования в глубине мозга, которые, как считается, участвуют в обработке информации и памяти об эмоциональных реакциях. Группа Кэхилла показала, что для мозга в состоянии покоя активность миндалевидных тел у мужчин и женщин различается. Кэхилл думает, что это может являться следствием механизма, компенсирующего различия в уровне тестостерона.
 
Лаборатория Джилл Голдштейн из Гарвардской медицинской школы в Бостоне не искала компенсаторного эффекта, но Голдштейн убеждена, что теория де Вриса могла бы объяснить полученные ей результаты.

Команда Голдштейн делала сканы фМРТ у 12 женщин и 12 мужчин, когда те разглядывали фотографии, некоторые из которых должны были шокировать (автомобильные аварии и расчлененные тела). Женщины прошли тест два раза: один раз в начале менструального цикла, при, как правило, низком уровне эстрогена, а затем еще раз прямо перед овуляцией, когда уровень гормона обычно на пике.
 
Разглядывая мрачные фотографии, женщины продемонстрировали субъективные переживания стресса, как и мужчины – вне зависимости от фазы менструального цикла. Но при высоком уровне эстрогена по сравнению с мужчинами у женщин было меньше активности в различных участках мозга, задействованных в стрессовой реакции. Голдштейн считает, что это заглушало более чувствительную реакцию на стресс, которую в противном случае спровоцировал бы скачок эстрогена. «У них были те же самые субъективные переживания стресса, но чтобы прийти к этому состоянию, их мозг действовал немного по-другому», – говорит она.
Хотя теория компенсации у человека пока не нашла значительной поддержки среди нейробиологов, игнорировать ее становится все сложнее, так как накапливается все больше свидетельств. Даже там, где компенсаторные различия в мозге не влияют на поведение или способности, они могут объяснить, почему определенные медицинские состояния чаще встречаются у одного пола, а не у другого. Женщины, например, более уязвимы к таким психическим заболеваниям, как невроз и депрессия, а у мужчин чаще встречаются такие особенности развития, как аутизм.
 
Работа Голдштейн по стрессу – яркий тому пример. «Нам нужно выяснить, как эти связи по-разному развиваются в здоровом мужском и женском мозге, – говорит она. – Только тогда мы поймем, как они прерываются при психических нарушениях».
 
Серьезно относиться к вопросу начинают и финансирующие организации. В 2014 году Национальные институты здоровья в США выпустили новые положения, предусматривающие включение темы половых различий в исследовательские программы, финансируемые агентством. Никто не говорит, что теория компенсации объясняет все различия, наблюдаемые в мозге у мужчин и женщин. Многие из них действительно предполагают разную результативность. Но не все. Это означает, что теперь мы должны с осторожностью подходить к интерпретации данных о мозге, считает Лиз Элион, нейроученый из Университета Розалинд Франклин в Чикаго. Исследователь закрепила фразу в заголовке своей книги 2010 года по половым различиям: «Розовый мозг, голубой мозг».
 
«Чем больше мы узнаем, тем больше понимаем, что популярная культура Марс-Венера не так хорошо объясняет разницу полов, как всем бы хотелось, – говорит она. – Нейроученым, СМИ, родителям – нам всем нужно быть осторожнее в том, как мы интерпретируем эти данные и какие выводы из них делаем».

«Мы все являемся атеистами по отношению к Зевсу и Тору. Только атеист понимает, что библейский бог ничем не отличается от них»

Ричард Докинз

Файлы

Живые организмы - спутники человека

Конец веры

Getting Things Done - Контроль над жизнью

Глобальное будущее 2045. Конвергентные технологии (НБИКС) и трансгуманистическая эволюция