Критика пилотируемых космических полетов

Критика пилотируемых космических полетов

В 2013 г. журнал Space Policy отмечал свой 30-летний юбилей, и редакция решила сделать выпуск, в котором будут представлены разные точки зрения на ценность пилотируемых космических полетов. Я выступал с критикой государственных расходов на пилотируемые космические полеты в нескольких публикациях, именно поэтому, я полагаю, мне предложили написать статью для этого номера Space Policy. Я не  хотел повторяться, однако выпускающий редактор прислал мне статью Роберта Роветто, чтобы показать, какого типа текст они хотели бы опубликовать. В статье Роветто излагались все обычные аргументы в пользу пилотируемых полетов, поэтому мне открывалась возможность объяснить, почему я не согласен с этими аргументами, и при этом не выглядеть так, будто я бьюсь с ветряными мельницами, которые сам же и придумал. Моя статья была опубликована в ноябрьском номере журнала.
 
Роберт Роветто проделал отличную работу и собрал некоторые аргументы, которые обычно приводятся в пользу программы пилотируемой космонавтики. Я перечислю их один за другим и объясню, почему считаю эти аргументы неубедительными.
 
1. Наука
 
Утверждается, что «научные открытия, расширяющие границы человеческих знаний, являются одновременно предметом и результатом программы пилотируемых космических исследований». Обсерватории космического базирования невероятно обогатили наши знания о Вселенной, это правда. С помощью радиотелескопов COBE, WMAP и Planck были проанализированы малые флуктуации реликтового излучения, что позволило получить подробную информацию о физических процессах в первые 380 000 лет после Большого взрыва. Эти флуктуации были семенами, из которых выросли галактики современной Вселенной. Благодаря наблюдениям, выполненным с помощью космического телескопа Hubble совместно с наземными обсерваториями, было установлено, что расширение Вселенной ускоряется, предположительно из-за темной энергии. На других космических обсерваториях были проведены исторические исследования источников рентгеновского излучения, гамма-лучей и заряженных частиц, а телескоп «Кеплер» позволил найти тысячи планет в удаленных звездных системах.
 
Это великолепная работа, но вся она, за единственным исключением, была выполнена без привлечения астронавтов. Исключением стал пилотируемый полет с целью ремонта телескопа Hubble. Маловероятно, что подобная ремонтная миссия будет снаряжена снова. Новые телескопы, такие как WMAP и Planck, расположены в точке L2, удаленной от Земли на миллионы километров, пока еще недоступной для людей, и ремонтные полеты куда, вероятно, никогда не станут рентабельными. Проектируемый космический телескоп имени Джеймса Уэбба также будет размещен в точке L2.
 
Так какую же пользу науке приносит пилотируемая программа космических исследований? Роветто может указать только на изучение эффектов микрогравитации. Эти исследования часто приводят в оправдание огромной стоимости МКС, однако я не слышал ни об одном значимом для науки открытии, которое было бы сделано на их основе. В любом случае, если исследования микрогравитации имели бы хоть какое-то значение, их можно было выполнить гораздо дешевле и, возможно, качественнее на беспилотных спутниках. Единственным исключением, когда для исследования микрогравитации требуется участие человека, является исследование влияния микрогравитации на людей. Насколько я знаю, эти исследования имеют смысл только применительно к программе пилотируемых космических полетов. Но это основание исчезает, если у пилотируемых полетов нет других разумных целей.

2. Международное сотрудничество
 
Утверждается, что «космические исследования способствуют кооперации в международном масштабе». Пилотируемые космические полеты, без сомнений, сопровождаются высоким уровнем международного сотрудничества, что не может не радовать. Однако то же самое можно сказать и о многих других научных и технологических программах. Первая европейская попытка объединить усилия привела к созданию лаборатории CERN рядом с Женевой. Сегодня лабораторией управляют представители 20 европейских стран при активном участии ученых-физиков из многих других стран, особенно из США. Огромные телескопы в Чили, на Гавайских и Канарских островах по большей части построены и эксплуатируются международным консорциумом. Можно привести множество других примеров. Характерной особенностью программ пилотируемых космических полетов является не то, что они открывают поле для международного сотрудничества, а то, что это сотрудничество ведется ради бесполезной цели.
 
3. Исследование пространства
 
Утверждается, что «стоит отдельно отметить важное и позитивное значение покорения вершин или погружения в неизвестные глубины (или исследования пространства в целом) просто потому, что мы можем, просто потому, что нам это доступно». Некоторые люди предпринимают героические усилия, чтобы покорять горные вершины, но они, как правило, не ждут, что их экспедиции будут спонсироваться государством, во всяком случае не в масштабах многих миллиардов долларов. В обозримом будущем только очень малая доля людей сможет попасть в космос (даже не все участники программ подготовки астронавтов добираются до орбиты), так почему общество должно оплачивать их страсть? Если же речь идет о страсти к новым знаниям, больше пользы обществу принесут автоматические аппараты, такие как марсоходы Spirit и Opportunity, или астрономические фотографии вроде тех, что были получены с телескопа Hubble.
 
4. Вдохновение

Утверждается, что пилотируемые космические полеты «служат источником любознательности» и что «отказаться от пилотируемых полетов — вдохновляющего источника таких фантазий — значит лишить нынешнее и будущие поколения определенного потенциала величия». Будучи известным ученым, я общался со многими молодыми физиками, только начинающими свою карьеру, но никогда не встречал человека, который увлекся бы физикой только потому, что его восхищают космические полеты. Большинство вдохновлялось книгами о настоящей науке. И хотя я не могу доказать этого, но подозреваю, что то же самое относится к большей части ученых. Пилотируемые космические полеты — это зрелищный спорт, который может восхищать зрителей, но они не могут служить источником вдохновения, которое ведет к чему-то серьезному.
 
5. Побочные технологии
 
Утверждается, что «технологический прогресс и его побочные результаты, например создание искусственных человеческих органов и другие варианты применения космических технологий для земных нужд, — это, возможно, самая конкретная польза программ космических полетов». Любой крупный технический проект, скорее всего, приведет к появлению какой-нибудь новой полезной технологии. Такие примеры мы видели в физике элементарных частиц: Всемирная паутина развивалась в CERN, чтобы физики-экспериментаторы могли обмениваться огромными объемами данных, а синхротронное излучение, появившееся как нежелательный побочный продукт работы ускорителей частиц, теперь широко применяется в радиационном материаловедении. 
 
Однако если бы я хотел выбрать технологический проект — самый неэффективный и нерентабельный в части создания новых полезных технологий, — то выбрал бы программу пилотируемых космических полетов. Сложнейшая техническая задача пилотируемых полетов состоит в сохранении жизнеспособности человека в космосе — задача, бесполезная в условиях Земли. Для сравнения: беспилотное исследование космоса ставит серьезные задачи в области робототехники и программирования, решения которых имеют очевидные земные приложения.
 
6. Спасение человечества
 
Утверждается, что «самое релевантное обоснование пилотируемых космических полетов в долгосрочной перспективе — это выживание человека как биологического вида». Я согласен с этим, но только применительно к весьма отдаленному будущему. Для того чтобы дать человечеству шанс выжить в глобальной катастрофе, скажем при падении огромного  метеорита или в условиях тотальной ядерной войны, внеземная колония должна  существовать на постоянном самообеспечении. В колонии должны быть промышленные ресурсы для воспроизводства выработавшего свой ресурс оборудования — солнечных батарей, кислородных генераторов, систем водоснабжения, гидропоники и т.д. Сейчас у нас  нет возможности основать такую колонию на самообеспечении даже в Антарктиде, где условия окружающей среды намного благоприятнее, чем на Марсе или на астероидах. Вот настоящий вызов: не доставить людей на Марс, а освободить их от необходимости получать ресурсы с Земли. Может быть, нам стоит начать с Антарктиды.

Отрывок из книги Стивена Вайнберга "Всё ещё неизвестная Вселенная"

«Гений есть терпение мысли, сосредоточенной в известном направлении»

Исаак Ньютон

Файлы

Машины созидания: Грядущая эра нанотехнологии

Бог - Природа - Человек

Логика и рост научного знания

Расширенный фенотип - длинная рука гена