Закончился эксперимент по синтезу нового химического элемента

Работы велись в Лаборатории ядерных реакций (ЛЯР) им. Г.Н. Флёрова дубненского Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) успешно. Свойства 117-го и ранее синтезированных в Дубне элементов N 112-116 и 118 являются прямым доказательством существования так называемого "острова стабильности" сверхтяжелых элементов, предсказанного теоретиками еще в 60-е годы прошлого века и значительно расширяющего пределы таблицы Менделеева. Редакции "Известий" об уникальном эксперименте еще в марте сообщил руководитель ЛЯР академик Юрий Оганесян, но разрешение на публикацию дал только сейчас. О сути эксперимента обозревателю Петру Образцову рассказал автор открытия академик Юрий Оганесян.

известия: Чем вызван интерес ученых к синтезу сверхтяжелых элементов, которые и существуют-то ничтожно малое время?

юрий оганесян: После открытия в 1940-1941 годах первых искусственных элементов - нептуния и плутония - вопрос о пределах существования элементов стал исключительно интересным для фундаментальной науки о строении материи. К концу прошлого века были открыто 17 искусственных элементов и обнаружено, что их ядерная стабильность резко уменьшается с увеличением атомного номера. При переходе от 92-го элемента - урана - к 102-му элементу - нобелию период полураспада ядра уменьшается на 16 порядков: от 4,5 млрд лет до нескольких секунд. Поэтому считалось, что продвижение в область еще более тяжелых элементов приведет к пределу их существования, по существу обозначит границу существования материального мира. Однако в середине 60-х годов теоретиками неожиданно была выдвинута гипотеза о возможном существовании сверхтяжелых атомных ядер. По расчетам, время жизни ядер с атомными номерами 110-120 должно было существенно возрастать по мере увеличения в них числа нейтронов. Согласно новым представлениям они образуют обширный "остров стабильности" сверхтяжелых элементов, что существенно расширяет границы таблицы элементов.

и: Удалось ли это подтвердить экспериментально?

оганесян: В 1975-1996 годах физикам Дубны, Дармштадта (GSI, Германия), Токио (RIKEN) и Беркли (LBNL, США) удалось исследовать эти реакции и синтезировать шесть новых элементов. Наиболее тяжелые элементы 109-112 были получены впервые в GSI и повторены в RIKEN. Но периоды полураспада наиболее тяжелых ядер, полученных в этих реакциях, составляли всего лишь десятитысячные или даже тысячные доли секунды. Гипотеза о существовании сверхтяжелых элементов впервые получила экспериментальное подтверждение в Дубне, в исследованиях, проводимых нашей группой в сотрудничестве с учеными из Национальной лаборатории им. Лоуренса в Ливерморе (США). Нам удалось кардинально изменить подход к синтезу сверхтяжелых ядер, например, путем обстреливания мишени из искусственного элемента берклия (N 97) пучком снаряда из исключительно редкого и дорогого изотопа кальция (N 20) с массой 48. При слиянии ядер получается элемент N 117 (97 + 20 = 117). Результаты превзошли даже самые оптимистичные ожидания. В 2000-2004 годах, практически в течение пяти лет, именно в таких реакциях впервые были синтезированы сверхтяжелые элементы с атомными номерами 114, 116 и 118.

и: А какой именно научный вклад внесли американские ученые?

оганесян: В ядерной реакции с пучком кальция 117-й элемент может быть получен только с использованием мишени из искусственного элемента берклия. Период полураспада этого изотопа составляет всего 320 дней. Из-за короткого времени жизни наработку берклия в требуемом количестве (20-30 миллиграммов) необходимо вести в реакторе с очень высокой плотностью потока нейтронов. Такая задача по плечу только изотопному реактору Национальной лаборатории США в Ок-Ридже. Кстати, именно в этой лаборатории был впервые произведен плутоний для американской атомной бомбы. Поскольку с момента производства берклия его количество убывает вдвое через 320 дней, необходимо было все работы вести в высоком темпе. И не только в лабораториях, но и в официальных структурах России и США, связанных с сертификацией необычного материала, транспортировкой высокорадиоактивного продукта наземным и воздушным транспортом, техникой безопасности и так далее.

и: Достойно приключенческой повести. А что было дальше?

оганесян: В начале июня 2009 года контейнер прибыл в Москву. Из этого вещества в НИИ атомных реакторов (г. Димитровград) была изготовлена мишень в виде тончайшего слоя берклия (300 нанометров), нанесенного на тонкую титановую фольгу; в июле мишень была доставлена в Дубну. К этому моменту в ЛЯР все подготовительные работы были завершены, и началось непрерывное облучение мишени интенсивным пучком кальция. Уже в первом облучении мишени продолжительностью 70 дней нам сопутствовала удача: детекторы пять раз зарегистрировали картину образования и распада ядер 117-го элемента. Как и ожидалось, ядра этого элемента трансформировались в ядра 115-го элемента, 115-й элемент превращался в 113-й, а затем 113-й элемент переходил в 111-й. А 111-й элемент распадался с периодом полураспада 26 секунд. В ядерном масштабе это огромное время! Теперь таблица Менделеева пополнилась еще одним из самых тяжелых элементов с атомным номером 117.

и: Наших читателей, естественно, заинтересует, какое практическое применение может иметь ваше открытие.

оганесян: Сейчас, конечно, никакого, ведь получено всего несколько атомов элемента N 117. С фундаментальной точки зрения представления о нашем мире теперь должны сильно измениться. Более того, если синтезируются элементы с огромным периодом полураспада, то не исключено, что они существуют и в природе и могли "дожить" до нашего времени с момента образования Земли - 4,5 млрд лет. И эксперименты по их поиску нами ведутся, в глубине Альпийских гор стоит наша установка.

и: Вопрос из другой плоскости. Как вы считаете, почему очевидные успехи в ядерной физике за последние лет 20 так и не были отмечены Нобелевскими премиями?

оганесян: Физика - большая. Видимо, для членов Нобелевского комитета более интересны другие области этой науки. А достойных ученых действительно немало. Кстати, должен назвать участников нашего эксперимента: Национальная лаборатория в Ок-Ридже (проф. Джеймс Роберто), Университет им. Вандербильта (проф. Джозеф Гамильтон), Национальная лаборатория им. Лоуренса в Ливерморе (Доун Шонесси), НИИ атомных реакторов, г. Димитровград (Михаил Рябинин) и Лаборатория ядерных реакций ОИЯИ (руководитель Юрий Оганесян).

От редакции. Временно элемент N 117 получит название "один-один-семь" по-латыни, то есть унунсептий. Группа академика Юрия Оганесяна - авторы открытия - имеет полное право дать настоящее имя этому элементу, а также открытым ими элементам N 114-116 и 118. В "Неделе" от 26 марта мы предложили читателям представить свои предложения по наименованию "наших" элементов. Пока разумным представляется только "курчатовий" для одного из этих элементов. Конкурс продолжается.

 

Источник: Inauka.ru 

«Между прочим, религиозный студент может придти в замешательство, недоумевая зачем бог создаёт проблемы, снабжая хищников красивой адаптацией для ловли добычи, при этом другой рукой снабжая добычу красивой адаптацией, препятствующей этому. Видимо он наслаждается этим спортом как зритель»

Ричард Докинз

Файлы

Атеизм и научная картина мира

Прошлое, настоящее, будущее человека

Завод без людей

История и теория атеизма