Мир превратился в огромный концлагерь

Дегуманизация стремительно шагает по планете, и дело не только в том, что практически ежедневно СМИ сообщают о гибели мирных жителей в разных точках планеты, а Интернет заполнен роликами, живописующими пытки и убийства. Фундаментальный сдвиг последних лет состоит в том, что за определенной группой государств закрепилось право вершить суд и расправу, а жестокость больше не шокирует публику.

Восемь лет назад мир возмущался американской агрессией против Ирака. Не только в мусульманских странах, но и в США и Европе проходили многотысячные акции протеста. Фотографии, подтверждающие факты пыток американскими и британскими военными иракских заключенных, на какое-то время стали главной темой мировых СМИ. Скандалы, связанные с Абу-Грейб, Гуантанамо и секретными тюрьмах ЦРУ в Европе, вошли в резонанс с кадрами казни заложников, выкладывавшихся на сайтах исламских экстремистов. Журналисты заговорили о волне озверения, охватившей не только восточные, но и кичащиеся своей цивилизованностью западные страны.

Сегодня мировое сообщество спокойно наблюдает за тем, как английские и французские бомбардировщики утюжат Ливию, а отдельные факты жестокости по отношению к пленным и мирному населению вообще никого не интересуют. Не так давно редакция немецкого журнала Spiegel сообщила, что располагает четырьмя тысячами фотографий и видеозаписей, на которых американские военные ради забавы убивают мирных жителей Афганистана. Историей заинтересовалась военная прокуратура и американский еженедельник The New Yorker. Для всех остальных это уже не новость. На фоне того, что десять лет происходит в Афганистане, восемь – в Ираке, и последние три месяца в Ливии, очередные саморазоблачения мелких садистов кажутся сущими пустяками.

Применение беспилотных самолетов и других средств дистанционного поражения изменило не только характер войн, но и психологию цивилизованных стран, которые быстро привыкли в тому, что соотношение потерь колеблется в районе 1 к 100 и более. Поэтому по поводу гибели в Афганистане шести итальянских военных в Италии объявляют траур, а случайно убитых в ходе военных операций иракцев, афганцев, пакистанцев и ливийцев никто не считает. За все годы афганской операции Германия потеряла 47 военных, а число "случайных жертв" среди местных жителей в том же Афганистане и Пакистане идет на тысячи. В Ираке за восемь лет погибло около 4,5 тысяч американцев и более миллиона мирных жителей.

Отдельной темой является право на назидательную расправу. Югославию бомбили из-за того, что у нее был "плохой президент", которого потом потащили в Международный трибунал, где он и умер. Мировое сообщество сделало вид, что все в прядке, и демиурги мировой политики поняли, что можно продолжать в том же духе. Следующим за подрыв башен-близнецов ответил Афганистан, потом за грехи Саддама – Ирак. Сегодня все главные злодеи уже мертвы, а бойня продолжается, и конца ей не видно.

Очередным объектом "гуманитарных бомбардировок" стала Ливия, на примере которой прекрасно видны цинизм и жестокость т.н. защитников демократии. С самых первых дней вооруженные мятежники были объявлены "мирными демонстрантами", а резолюция об обеспечении беспилотной зоны повлекла за собой по 150 авиационных атак ежедневно. Планировали по 300, но ресурсов не хватает. И все ради защиты мирных жителей, которые теперь гибнут под бомбами западной коалиции.

Сегодня уже не вызывает сомнения истинное лицо свободолюбивых ливийских повстанцев: Интернет заполнен роликами садистских расправ над сторонниками Каддафи, снятыми участниками этих "развлечений". Т.е. почин сделали американцы и англичане, а сейчас тем же самым занимаются прикормленные ими бандиты. Разница, однако, состоит в том, что их никто не собирается судить, потому что патент на жестокость уже получен, а Гаагский трибунал готов заняться персональным делом Каддафи.

И это несмотря на то, что никаких вещественных признаков злодейств Каддафи так и не было предъявлено, и даже международная правозащитная организация Amnesty International официально заявила, что ни по одному пункту обвинений, предъявляемых ливийскому лидеру, нет убедительных доказательств. Но это никого не волнует – все прекрасно понимают, что дело не в преступлениях, а в том, что Каддафи должен быть свергнут и уничтожен, подобно тому, как был свержен и повешен Саддам Хусейн, хотя никакого оружия массового поражения в Ираке так и не нашли.

Главное, никто уже не скрывает истинных целей операции. Американские и европейские официальных лица даже позволяют себе чуть ли не открыто говорить о том, что целью бомбардировок является лидер джамахирии. В такой ситуации разговоры о защите мирных граждан являются всего лишь красивой упаковкой, убаюкивающей остатки совести соучастников этих преступлений. Другой вопрос – как мир дошел до жизни такой? Каким образом, напринимав после Второй мировой войны огромное количество поражающих своей гуманистической направленностью конвенций и законов, мировое сообщество сумело превратить их в орудие геноцида?

Не исключено, что роковую роль сыграл межцивилизационный характер последних войн, в которых образ врага оказался слишком явно окрашен национальными и расовыми характеристиками, зачастую вступающими в резонанс с имеющим место бытовым расизмом. В результате в глазах воюющих сторон их противники лишаются естественных человеческих черт и воспринимаются не только как враги, но и как "нелюди", которых не жалко.

Именно в таком духе высказался в начале двухтысячных сенатор-республиканец Джон Маккейн, ставший впоследствии соперником Обамы на президентских выборах. Совершенно справедливо негодуя по поводу казни исламистами американского заложника, он воскликнул: "Теперь всем очевидно, что это не люди". И не исключено, что именно эти слова, помноженные на цинизм лидеров и практику ведения войн на отдаленных территориях, стали толчком и оправдание для изощренных издевательств, которым десятки молодых американцев подвергали иракских заключенных.

Через пятьдесят лет после принятия Всеобщей декларации по правам человека, Женевской конвенции против пыток и других замечательных документов выяснилось, что весь это гуманизм является сплошным лицемерием, что жизни одних людей действительно являются высшей ценностью, а жизни других ничего не стоят. И формальным критерием для определения, к какой категории относится тот или иной индивид или та или иная группа, является гражданство и преданность идеалам западной цивилизации. Согласно этой логике, безвестные бедуины, иракцы и афганцы – "чужаки", и ничего страшного не случится, если их случайно убьют или покалечат, а граждане цивилизованных стран – "свои".

Эта презумпция априорного права одних и бесправия других превратила войны последнего десятилетия в особую форму геноцида по национальным, расовым и идеологическим признакам. А тот факт, что одни государства выступают в роли надсмотрщика, наделенного правом карать и казнить, а другие – обречены быть жертвами их произвола, превращает мир в огромный концентрационный лагерь, на воротах которого начертаны слова о гуманистических ценностях и правах человека.

Источник

«Счастье дается только знающим. Чем больше знает человек, тем резче, тем сильнее он видит поэзию земли там, где ее никогда не найдет человек, обладающий скудными знаниями»

Константин Паустовский

Файлы

Регистр научно-фантастических идей

Побег из тьмы. Рассказ бывшего священника

Вычислительная машина и мозг

Физика будущего