Никакое будущее копирастии



Немного о свободе распространения информации при капитализме

У нас очень много философов, мыслителей и мечтателей. Но мало экономистов в исконном понимании — людей, которые знают, как наладить жизнь.

Из-за этого обсуждение любого вопроса практически всегда скатывается в метафизику и/или добрые пожелания, и никогда не содержит никакой конкретики. Вот такой: имеем то и то, если сделать так, то получится одно, а если сделать эдак, то вот такое другое. Вместо этого обычно эмоции и морализаторство.

Тема авторских прав — не исключение. А чего она вообще сейчас возбудилась? Да все технология проклятая.
Раньше копирование вещей было трудоемким, а, соответственно, и дорогим процессом. Потом появились умные машины — творение человеческого гения. Мечтали о прогрессе — получите.

Как выяснилось, прогресс не сводится к том, что всем резко становится лучше. Он еще и перераспределяет всякие вещи, меняет баланс сил, и обделенные начинают этот прогресс ненавидеть, ходом вещей попадая в лагерь реакции.

Сейчас копирование — процесс очень дешевый, настолько дешевый, что стоимость его уверенно стремится к нулю. Оно вообще используется в технических целях и при отсылке банального электронного письма непринужденно делается и уничтожается несколько его копий — а как иначе оно могло бы перейти с сервера на сервер?

Возьмем для определенности книгу. Раньше ее надо было написать, вычитать, нарисовать к ней картинки и напечатать. При этом самым дорогим был последний процесс — уже хотя бы потому, что выполнялся он много раз.

Потом копирование не стало ничего стоить, и наивные пользователи уже обрадовались. Ведь теперь книги и все прочее резко подешевеет?
Но не тут-то было. Капитализм, а при капитализме кто сильнее, тот и прав.
Все эти издатели подумали: а зачем мы должны кому-то отдавать эти сэкономленные деньги? Они так замечательно украсят нашу жизнь.
Вот и не отдают под разными выдуманными предлогами. Дескать, авторам будет не на что жить, их голодные дети станут шариться по помойкам и т.д. Хотя, если подумать, то с чего бы? Платите авторам гонорары, как вы раньше платили, и дело с концом. Пользователи не просят у вас снизить цену за счет автора — они всего лишь хотят, чтобы цена снизилась за счет снижения стоимости копирования, которое и так уже произошло. Только и делов.

Копирование электронной книги стоит копейки. Копирование бумажной до нуля не упало, но все-таки подешевело. Вместо линотипов теперь автоматические фотонаборные автоматы, вместо литых букв — более дешевые пленки и т.д.

А что мы видим на деле? Реально книги подорожали, а электронные копии стоят почти как бумажные — ну там на доллар-другой меньше: нате уж, подавитесь.

И тут оказывается — все этот проклятый прогресс — произошла еще одна плохая для посредников вещь. Издатели потеряли монополию на копирование — и теперь этим процессом может заняться практически каждый. Издатели бы рады сохранить и дальше свою незаконную долю, да только сделать это невозможно. За каждым не уследишь.

Самое большее, что получается — обратиться в свое родное капиталистическое государство, чтобы оно стрясло денежки с пользователей. Да еще и за счет самих же пользователей — ведь затраты на юридическое преследование так называемого «пиратства» компенсируются из общих налогов. Не мытьем, так катанием. Пусть часть сэкономленного уйдет на полицейских ищеек, но и читателям пусть достанется шиш с маслом, а не экономия за счет технического прогресса.

Да только не выйдет ни хрена. Из самых что ни на есть метафизических, а на деле — прагматических соображений. Издатели, будучи порождением рыночной среды, только в этой самой среде и могут существовать. А рыночная среда базируется на дефиците — на том, что имеется потребность, которую нельзя удовлетворить без помощи кого-то другого.

Теперь скажите, давно ли вы чувствовали дефицит книг? фильмов? программ? и всего такого. Я вам не скажу за всю Одессу, но у меня очередь из фильмов, которые собирался посмотреть, — отличных фильмов, высокохудожественных, не какой-нибудь голливодской масс-халтуры — растягивается на два года. Очередь книжек и того похлеще — некоторые валяются лет по пять.

А нужны ли мне какие-нибудь особенные программы? Особенные, может и нужны, а вот массовых у меня выше крыши. Мне аннотации к ним почитать некогда, не то что ставить и запускать.

Причины такого изобилия ясны. Во-первых, средства хранения и передачи информации развились до такой степени, что ничего не стоит держать у себя дома всё, написанное человечеством, до, допустим, 1950 года. Ну и, соответственно, припадать к этому живительному источнику, удовлетворяя свои художественные потребности. А можно даже и не дома — скачивать с торрентов по мере надобности.

Оно, конечно, так называемые правообладатели могут все эти хранилища поуничтожать. Да только действие это сродни сжиганию зерна в топках паровозов. Эффективно в краткосрочном периоде, но хреново для их же собственного будущего.

А во-вторых, есть еще такой эффект. Раньше канал от таланта к зрителю был очень узким, протиснуться туда могли далеко не все, вплоть до того, что полагалось приходится на случайные обстоятельства. Столичный режиссер заехал в провинциальный дом культуры и заметил исполнительницу Бабы-Яги. Или там хозяину магазинчика приглунулись симпатичные парни-музыканты и он решил вывести их на большую сцену. Ну такая в общем ерунда.

А теперь запиши свою песню — и тебе не нужна для этого суперстудия, выложи клип на ютуб — без продюсеров и худсоветов, и твои таланты доступны для оценки миллионам.

Более того — не надо даже обладать супер-пупер талантом. Не все же гении, но и просто милая песенка может заставить улыбнуться. Есть девушка, у которой приятный голос, она изучила игру на гитаре и поет своим друзьям. Не Монсеррат Кабалье, но друзьям нравится. А если нравится друзьям — то вполне еще может кому-нибудь понравится. Людей на земле много. И поет эта девушка просто из любви к искусству — не для того, чтобы заработать кучу денег и стать звездой.

Короче, летит к чертям вся предыдущая модель: люди алчут зрелищ — посредники отбирают, кто пройдет в узкий канал — отобранные становятся профессионалами — и в обратную сторону идет поток денег.
Теперь нет ни дефицита, ни, соответственно, денег, ни узкого канала, ни монополии профессионалов, а, следовательно, посредникам нечего в этой схеме делать.

Искусство демократизируется, исчезает глупое деление на профессионалов и потребителей — наследие узкой специализации XX века. Снова появляется народное искусство, только с гораздо большим охватом зрителей. Всемирная деревня, вона оно как.
И умные люди в такой ситуации не будут ныть и жечь архивы, чтобы еще на годик продлить свое убогое и никому не нужное существование. А будут они искать новые сферы — те, где посредничество действительно нужно.
Например, откроют корректорские и редакторские бюро, куда тщеславный автор сможет послать на вычитку свой шедевр.

Или заметят, что канал таланты — зрители стал жутко широким, так что теперь появилось новое узкое место — восприятие зрителей. И тот, кто будет помогать ориентироваться в необозримом море творений, находя реально интересное, будет тем самым выполнять нужную и востребованную функцию, которую можно превратить в доход.

Добро пожаловать в новый мир, который уже давно здесь. Пора открывать глаза.

Синий Кот

«Каждый ученый изгоняет бога из той науки, которая составляет предмет его специального изучения»

Лафарг П.

Файлы

Руководство по управлению космическим кораблём Земля

Слепой часовщик

Структура Реальности

Футурология 21 век: Бессмертие или глобальная катастрофа?